Последнее обновление: 28.02.2020 09:24

Стенограмма пресс-коференции Медведева и Мясниковича

Пресс-конференция премьеров РФ и РБ Д.Медведева и М.Мясниковича по итогам заседания союзного совмина:

Медведев: Уважаемые коллеги! Уважаемые представители средств массовой информации! Мы с Михаилом Владимировичем посоветовались и решили ваше время сэкономить, поэтому мы не будем делать, произносить длинных вступительных каких-то спичей.

Во время открытия сессии Совмина Союзного государства мы охарактеризовали, что происходит в наших экономиках и как это связано с мировой экономикой, какие у нас есть резервы. Единственное, о чём мне хотелось бы сказать, что не прозвучало при открытии – что, несмотря ни на что, у нас всё-таки сотрудничество развивается, и когда мы смотрим на результаты, то не можем не отметить одного факта: по итогам этого года Беларусь переместится на первое место среди наших внешнеторговых партнёров по линии СНГ. Ровно треть внешнеторгового оборота со странами СНГ занимает Республика Беларусь для нашей страны (говорю об этом, для того чтобы лишний раз подчеркнуть важность нашего сотрудничества) и находится на первом месте. Украина теперь находится на втором.

Ещё одна интересная информация, которая прозвучала и которая не была озвучена, но, мне кажется, должна всё-таки быть доступна и представителям СМИ: если очистить наш торговый оборот от нефтяных примесей и тех товаров, которые в большей степени подвержены конъюнктуре и некоторым другим моментам (я имею в виду прежде всего энергоносители), то у нас наблюдается рост торгового оборота, и это тоже неплохой признак. На этих двух моментах, позитивных для наших отношений, я хотел бы поставить точку, и если у Михаила Владимировича нет ничего такого сверхъестественного, что хотелось бы сказать, можно было бы журналистам предложить задать вопросы.

Вопрос: Спасибо. Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Здравствуйте, Михаил Владимирович! О Союзном государстве, как ни странно, спрошу. Вы сегодня говорили, что действительно редко проводятся встречи на высшем уровне Союзного государства, Михаил Владимирович даже с сожалением об этом сказал. Действительно, в этом году вы встречаетесь не один раз – то по вопросам Таможенного союза, то по вопросам СНГ. Разные темы вас занимают, не всегда, может быть, приятные – и молочная продукция, и Баумгертнер. Скажите, нет ли у вас ощущения, что идея Союзного государства в перспективе как-то рассыпается, разбегается. Если нет, то что это будет в дальнейшем? Будет ли единая валюта, будет ли единый орган управления, что в нынешней ситуации представить довольно сложно?

И есть ещё одна проблема у будущего Союзного государства, она такая эстетическая. Знаете, сейчас в Киеве люди на Майдан выходят, и многие молодые люди лично мне говорили (я спрашивал), что выходят не против России, а против возвращения в совок. У Союзного государства, как мне представляется и многим моим ровесникам, наверное, есть тоже эта проблема, есть ощущение этого совка. Как вы будущему России и Белоруссии будете объяснять необходимость такой глубочайшей интеграции? Спасибо.

Медведев: Во-первых, у нас встреча не на высшем уровне, а на высоком. На высшем уровне проходят заседания Высшего государственного совета. Это первое.

Второе. Мы действительно регулярно встречаемся, и не обязательно это проходит в формате Совета Союзного государства или Совмина Союзного Правительства. У нас для этого полным-полно поводов: вот мы с Михаилом Владимировичем только что были, недавно, в Узбекистане, там переговорили о том, как дела, в других местах встречаемся, в Казахстане. Темы не всегда приятные, они разные – это нормально абсолютно. В то же время самое главное для партнёров – разговаривать откровенно обо всем, что мы и делаем. И мой коллега, и другие мои коллеги, с которыми я работал и работаю, могут абсолютно твёрдо засвидетельствовать, что мы никогда не стесняемся в том, чтобы ставить друг перед другом острые вопросы. Мне кажется, это и есть партнёрство. Хуже было бы, если бы мы просто надувались, как мышь на крупу, и ничего не делали – нет, мы обсуждаем разные вопросы. Далеко не всё из этого, конечно, становится достоянием гласности, но это нормально, есть всё-таки дипломатические приёмы, есть конфиденциальные переговоры.

Теперь по сути – о судьбе Союзного государства. То, что вы сейчас спросили меня и Михаила Владимировича, как-то навело меня на воспоминания: я только-только приехал работать в Москву, на государственную службу поступил, это был декабрь 1999 года. Я, кстати, работал в этом здании в должности заместителя руководителя Аппарата Правительства. Одним из первых документов, который мне принесли посмотреть как молодому замруководителя аппарата и, видимо, ещё не совсем потерявшему юридическую квалификацию специалисту, был как раз этот самый договор, который был подписан, как известно, в декабре 1999 года, – договор о создании Союзного государства. Вы знаете, я его тогда смотрел с большим интересом, потому что по любым меркам это был очень серьёзный прорыв во взаимоотношениях между двумя независимыми государствами, когда-то составлявшими единое государство.

С тех пор прошло довольно много лет. 14 лет. Многое удалось, многое не удалось, но я считаю, что даже то, что удалось, всё равно исключительно важно для судьбы двух народов – нашего народа и народа Республики Беларусь, которые, как известно, ещё и являются близкими, братскими народами. Да, у нас нет общей валюты, и периодически мы об этом вспоминаем. Возможна ли она? Я считаю, что потенциально переход к единой валюте возможен. Надо ли это делать сию секунду, это уже большой вопрос. Ещё, например, лет 10 назад, я думаю, каждый из нас сказал бы: да, это нужно делать, это полезно, если, конечно, просчитать все нюансы, связанные с использованием, допустим, одной из валют (обычно назывался всё-таки российский рубль) в качестве единой валюты. Но мы сейчас смотрим за очень сложными процессами, которые происходят на валютном рынке. И мы дорожим, например, в нашей стране стабильностью рубля, который является, как известно (о чём часто, кстати, почему-то забывают говорить), свободно конвертируемой валютой. И если смотреть на европейские процессы, то, мне кажется, из того, что происходит вокруг евро, тоже нужно делать определённые выводы. Наши европейские коллеги всё время нам говорят: «А мы поторопились, мы слишком много государств набрали в еврозону. Не все экономики к этому оказались приспособлены. Мы сделали сильную валюту, которая обслуживает слабые экономики». Наша задача, конечно, гораздо проще была бы, потому что речь шла о двух государствах. Тем не менее, я просто хочу об этом сказать: любой валютный союз или переход на единую валюту – это максимально тесная степень интеграции, и делать это нужно, только просчитав все последствия, – наверное, в самую последнюю очередь, просто чтобы не создать проблем.

Единые органы управления, судебная система, парламент... В любом случае мне уже на этот вопрос приходилось отвечать. Знаете, в настоящий момент, что бы ни говорили, степень интегрированности наших экономик (и я только что привёл цифры, об этом свидетельствующие) наиболее высокая. Даже Таможенный союз, который мы создали, и Евразийский экономический союз, который мы создаём, ещё должны только дотянуться до уровня Союзного государства при всех издержках такого процесса.

О том, что мы получим. Я не знаю, поживём – увидим. Вы использовали некоторые сравнения, вспомнили Украину. Я не уверен, что всё, что происходит сейчас на Украине, может быть описано в качестве определения как «борьба с совком». Да и вообще этот термин… Я имею право говорить об этом, потому что я жил в советскую пору, я знаю и достоинства и недостатки советской системы, отношусь к ней критично, но это моя Родина, я там родился, я там учился, что называется. А люди, которые ни разу, ни одного дня не прожили в Советском Союзе, все их рассуждения на эту тему основаны на книжках, они основаны на воспоминаниях, поэтому я не думаю, что они являются точными. И уж тем более абсолютно неверной является характеристика нашего союза как союза, который устремлён к советскому прошлому. Это абсолютно не так. Ничего не вернуть – Советского Союза нет и никогда не будет. И страны наши другие, и люди наши другие. Это невозможно.

А украинскому обществу, мне кажется, ещё предстоит преодолеть тектонический разлом, который образовался в нём, разлом, который грозит стабильности государства и существованию самого государства. И мы, конечно, с большой тревогой наблюдаем за тем, что там происходит, желаем успокоения всех эмоций, которые в настоящий момент демонстрирует гражданское общество на Украине. Хотим, чтобы наши украинские друзья сами разобрались со всеми проблемами, выработали консолидированное, консенсусное решение, чтобы им не мешали в этом и не лишали Украину суверенитета. Потому что поездки некоторых представителей Евросоюза и других стран с выходом на наиболее такие активные в гражданском плане места, где проводятся несанкционированные мероприятия, я не могу назвать иначе, кроме как грубым вмешательством во внутренние дела суверенного государства. Но это дело украинских партнёров – кого приглашать, кого не приглашать. Со стороны это смотрится весьма дико, когда действующие министры, еврокомиссары идут на площади. Я считаю, что так нельзя себя вести в XXI веке.

Мясникович: Я хотел бы отметить, что в принципе вопросы интеграции, разноуровневой интеграции, – это часть государственной политики Республики Беларусь. Это не просто слова, это действительно последовательно реализуемая политика, как в экономике, так и в других сферах деятельности. Мне очень приятно было, ознакомившись со статьёй Дмитрия Анатольевича, посвящённой Конституции … Два дня назад вышла статья, и в послании Владимира Владимировича Путина очень много уделено вопросам интеграции. Это говорит о том, что не кто-то в одностороннем порядке пытается извлечь какие-то выгоды или это какая-то модная тема, – это действительно одна из составляющих уже государственной политики и государственной жизни.

Что касается экономических вопросов, которые мне, может быть, ближе, я сегодня уже говорил и ещё раз повторю: у нас 3,5 тыс. совместных компаний, 3,5 тыс.! 2,5 тыс. российско-белорусских резидентов в Республике Беларусь и свыше 1 тыс. белорусско-российских резидентов в Российской Федерации. Они, естественно, подталкивают к тому, чтобы правительства создавали соответствующие условия для их нормальной работы, и мы обязаны это делать. И те встречи с Дмитрием Анатольевичем, которые, я считаю, носят регулярный характер, посвящены решению как текущих вопросов, которые идут снизу, так и перспективных. Потому что считаем, что объёмы инвестиций, взаимных инвестиций, которые миллиардами долларов исчисляются взаимно в Российскую Федерацию белорусами и в большей степени, конечно, с учётом возможностей Российской Федерации в Республику Беларусь, в экономику Республики Беларусь, – это ещё недостаточно, если мы говорим о некой необратимости этих всех процессов.

Что касается того, всё ли решено: конечно, не всё решено. В области товарного сотрудничества тоже есть ещё определённые изъятия, мы не создали общий рынок, по рынку услуг тоже есть вопросы, рынок труда – вопросы. Что касается валютного союза, я совершенно согласен с теми подходами, которые изложил Дмитрий Анатольевич. Даже если, так сказать, в качестве примера… Ведь у нас, когда работает белорусская валютная биржа и расчёты осуществляются, то они осуществляются в российских рублях достаточно активно (вот здесь присутствуют руководители банковского сектора), и котировка на биржах, и расчёты в контрактах осуществляются, например, в российском рубле – это уже шаг или несколько шагов, для того чтобы формировать валютный союз. Не механически создавать некое союзное мифическое государство, а для того чтобы, действительно, решая поэтапно все эти вопросы, двигаться по всем четырём степеням, как я сказал: товары, услуги, человеческий капитал и валютный союз. Это слово «совок», я понимаю, звучит как что-то негативное. Было очень много хорошего и во времена Советского Союза, и мы не должны полностью это всё игнорировать, но жизнь не стоит на месте, требует новых подходов, рыночных отношений, экономических законов, которые объективны и которые должны работать. Именно в этом направлении работает и Совет Министров Союзного государства.

Вопрос: Спасибо. Телеканал «Беларусь 1». Скажите, пожалуйста, от чего зависит подписание нефтяных балансов? Мы видим в этом году, что они подписываются поквартально, но носят достаточно затяжной характер. С чем это связано? И, может быть, есть какие-то прогнозные цифры уже по итогам 2013 года? И перспективы на 2014 год, может быть, вы видите какие-то? Спасибо.

Медведев: А кому вопрос-то?

Реплика: Двум премьерам.

Медведев: Так и надо сказать, а то, может, вы аудиторию спрашиваете. Михаил Владимирович, пожалуйста.

Мясникович: Когда мы говорим о нефтяных балансах (чтобы формировалось правильное мнение), это не кто-то кому-то что-то дал или что-то кому-то поставил. Беларусь покупает нефть Российской Федерации, причём для нефтяных компаний, которые продают нефть на рынок Республики Беларусь, это премиальный рынок. Речь идёт об объёмах, поэтому сегодня мы договорились, что постараемся в декабре текущего года подписать баланс на следующий год. Мы просим 23 млн, российские коллеги, посчитав возможности и так далее, останавливаются пока на 21 млн, но не закрывают, я так понимаю, тему для переговоров, для того чтобы сблизить эти две цифры. Но мы договорились сегодня, и я думаю, что это будет закреплено, что первый квартал будет – 5 млн 750 тыс. т, то есть четверть от 23 млн по году.

У нас была тема такая достаточно деликатная, как решать вопросы по экспорту нефтепродуктов, выработанных из беспошлинной российской нефти. Сегодня подписан соответствующий протокол, который регламентирует эти все действия. Таким образом, правовая основа имеется, сейчас речь идёт о сближении цифр в объёмах.

Медведев: Я лишь добавлю, что объёмы поставки нефти – это вопрос, который связан с рыночной конъюнктурой, это нормально. У нас нет контрольных цифр, каких-то жёстких балансов. Мы договариваемся в зависимости от потребностей. Естественно, белорусская сторона свои потребности определённым образом считает, мы смотрим на наши возможности, в конечном счете это вопрос договорённостей и заключённых контрактов. Но важно, чтобы этот рынок был прозрачным, чтобы мы понимали, что на нём происходит, что происходит с российскими нефтепродуктами, которые поставлены в Республику Беларусь, какой объём из них перерабатывается, что возвращается к нам в виде бензина. И конечно, важно, чтобы на этом рынке не было злоупотреблений, потому что мы партнёры, а всегда есть определённые люди, которые желают заработать дополнительные деньги за счёт манипулирования теми или иными правилами. Таким людям нужно бить по рукам – и об этом мы тоже с белорусскими партнёрами договорились, – чтобы было неповадно. Что же касается конкретных объёмов, то Михаил Владимирович всё точно изложил.

Всё? Спасибо большое. До свидания.

Мясникович: Спасибо.

Медведев: С наступающим Новым годом!

По итогам заседания союзного Совмина подписаны:

– Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области использования и развития российской глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС;

– Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь об оперативном оповещении о ядерной аварии и обмене информацией в области ядерной и радиационной безопасности;

– Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области авиационного поиска и спасания;

– Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о продлении действия Соглашения о порядке уплаты и зачисления вывозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие) при вывозе с территории Республики Беларусь за пределы таможенной территории Таможенного союза нефти сырой и отдельных категорий товаров, выработанных из нефти, от 9 декабря 2010 года.

<Ноябрь 2013
ПнВтСрЧтПтСбВс
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829301
2345678
Декабрь 2013>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2526272829301
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
Политика