Последнее обновление: 02.12.2016 16:05

Винникова: Меня не удивят 4-й срок Лукашенко и бюст Прокоповича из золота

Бывший руководитель Нацбанка Беларуси Тамара Винникова, которая уже больше 11 лет живет в Лондоне, ответила на вопросы газеты "Народная воля".

Винникова была арестована в декабре 1997 года по обвинению в хищениях в особо крупных размерах, а затем отпущена из-под стражи в связи с ухудшением здоровья. После освобождения из СИЗО экс-глава Нацбанка содержалась дома под круглосуточным наблюдением сотрудников правоохранительных органов. Весной 1999 года Тамара Винникова исчезла. Спустя несколько месяцев она сообщила, что находится в Лондоне. (Публикуется с сокращениями)

О кризисе, образовании и первом рабочем месте

- Тамара Дмитриевна, перед каждыми президентскими выборами всегда находятся эксперты, которые уверенно заявляют: Беларусь находится в тяжелейшем экономическом положении, поэтому у Лукашенко нет шансов выиграть выборы. Вы со стороны наблюдаете за тем, что сегодня происходит в Беларуси. Как думаете, экономическая ситуация на самом деле настолько плоха?

- Мировой финансовый кризис, безусловно, затронул и экономику Беларуси, однако в меньшей степени, чем страны Евросоюза и Америки. С одной стороны, потому, что многие торговые партнеры находятся вне активной кризисной зоны, а с другой - Беларусь традиционно торгует продукцией крайне дефицитной. К таким видам относится, например, химическая продукция (только за полугодие ее реализация выросла на 19%). Есть и другие виды продукции, вытесненные из производств развитых государств по экологическим причинам.

Несколько ослаблен контроль за платежами иностранных компаний, задолженность резко растет (просроченные долги иностранных компаний перед белорусскими возросли за январь-июнь 2010 года на 11,5% до 332 млн дол.). Но поскольку это хорошая коррупционная кормушка, как и нахождение валюты на промежуточных счетах на Западе, которые никогда особо не контролировались и не подвергались критике, а сегодня есть хорошие возможности все списать на кризис, то мало у кого возникнут волнения по этой причине.

На мой взгляд, очень рискованную монетарную политику сегодня проводит Нацбанк. Мощно растет инфляционное давление, основным источником роста является опережающий рост цен производителей промышленной продукции (по сравнению с декабрем 2009 года рост цен в промышленности составил 9,1%, что более чем в 2 раза превышает рост цен на потребительские товары). При таком положении выполнение директивы по росту зарплаты вызовет резкий рост цен на потребительском рынке, что будет очень болезненным для страны.

- Правительство пообещало, что к концу года средняя зарплата в Беларуси будет 500 долларов. "Мы сделаем это не за счет директивы, мы не положим экономику, а сделаем все, чтобы наши предприятия вышли на уровень заработной платы за счет внутренних резервов", - сказал наш премьер-министр. Вы в это верите?

- У государства есть такие возможности сегодня и, на мой взгляд, будут в резерве еще 3-5 лет. Сенсацией в данном вопросе является лишь то, что стали открыто говорить о неких скрытых резервах. Кроме широко обсуждаемых российских дотационных нефтегазовых источников есть неназванные, равные по масштабам и даже превосходящие их. Например, известно, что белорусский рубль является частично конвертируемой валютой, конвертацию осуществляет Россия. И хотя при решении этого очень важного для обеих экономик вопроса был согласован весь применяемый при исчислении экономический, монетарный инструментарий, четкого правового закрепления базовых составляющих сделано не было в силу особых дружественных отношений. Беларусь считает как умеет. В результате Россия сегодня не имеет ни механизма полного контроля, ни возможности экстренного прекращения операций, ни оперативной статистики. России нужны минимум 3-5 лет для создания механизма полного контроля в этих вопросах или экстренно дожать вопросы перехода на единую валюту. А сейчас Беларусь имеет возможность использовать этот резерв - печатать свои деньги и свободно их конвертировать, соблюдая лишь моральные приличия, расходовать на необходимые цели, в том числе и для повышения оплаты труда. А вот фактор повышения оплаты труда уже будет играть существенную роль для избирателей…

О наших в Лондоне

- В Англии живет немало наших соотечественников. Кто-то из них пытается выйти с вами на связь? Есть ли в Лондоне "белорусская община"?

- Довольно много наших соотечественников здесь учатся, отдыхают и работают, но менее всего стремятся в какие-то объединения, союзы, хотя они есть...

- Кстати, об официальных структурах. Как складываются ваши взаимоотношения с белорусскими дипломатами, работающими в Великобритании?

- Никак. Я к ним не обращалась ни по каким вопросам…

О прошлом

- Тамара Дмитриевна, что для вас было самым тяжелым в бытность руководителем Нацбанка?

- К моменту назначения у меня была более чем 15-летняя практика работы в системе Госбанка, высокая должность с хорошим окладом, правом пользования персональной машиной и медицинским обслуживанием в лечкомиссии, что по тем временам было высшей ступенью в карьере женщины банковской системы. По просьбе руководства Госбанка и согласованию с правительством того периода мне было поручено создать экспериментальный коммерческий банк. Он регистрировался в Москве, так как тогда БССР входила в состав СССР и главный банк страны еще не имел самостоятельности и права создавать второй уровень банковской системы. В команде было 2 человека, маленькая комната, пачка бумаги и ручка. Придумали имя - "Банк Беларусь". Это был единственный банк, который не присоединял филиалы других банков, не использовал материально-техническую базу бывших госбанков. Очень скоро эта структура стала известной в мировом банковском сообществе.

Среди всех банков СНГ белорусский был признан лучшим, получил огромный валютный грант и спарринг-команду западного банка, которая приехала в Минск, адаптировала банк в мировую финансовую систему, каждый четвертый наш специалист прошел обучение в западных банках. Банк был презентован на Западе и рекомендован клиентам. Тогда сотни иностранных бизнес-структур и потенциальных инвесторов открыли у нас счета. Евросоюз переходил на единую валюту, и лично я, а также члены моей команды приглашались в их рабочие группы, где работали банкиры с мировыми именами, и мы получали бесценный опыт и связи. А в стране в это время первую полноценную рыночную структуру, принесшую известность государству, подписавшую открытие новых валютных кредитных линий, "мочили" как Нацбанк, так и контрольные органы, у нас было более 100 проверок ежегодно. Вот в такой период мне пришлось вынужденно оставить команду и с огромным нежеланием перейти в Нацбанк.

Меня встретили обманутые вкладчики разоряющихся банков. И, как сказал бессменный советник главы Нацбанка того периода, мы имели дело с полной потерей контроля над финансовыми потоками государства, неумелой политикой установления обменных курсов, отсутствием продуманной кредитной политики, четкого документооборота. Накануне моего прихода более 500 кадровых банковских специалистов были заменены на "выгодных" без практического опыта работы - детей и родственников политиков, бизнесменов, чиновников. Все объяснялось просто - тогда в Нацбанке была самая высокая оплата труда.

Аудит Нацбанка проводили компании, им самим названные и оплаченные, что, кстати, запрещалось законом. Но чужих туда не допускали. Первая попытка посмотреть независимо на то, что происходит внутри, по указанию президента, была поручена Петру Прокоповичу и принесла ошеломляющий результат. Инфляция вдруг резко упала (если среднемесячная инфляция в 1992 году была 26,4%, в 1993-м - 28,9%, в 1994-м - 28,6%, то в мае 1995 года с 39,2% снизилась до 3,4% и затем лишь незначительно колебалась). Профессионалам ясно, что денежные потоки слабо управлялись, не работали в нужных сегментах, а постоянный рост цен, пожалуй, главный показатель, на который реагирует избиратель, вызывал головную боль у руководства страны. Системе срочно нужны были иные мозги, иная школа.

Это был нелегкий период, особенно когда денежные потоки из приближенных торгово-посреднических бизнес-структур были перенаправлены на нужды реального сектора экономики, изменилась монетарная политика, валютное регулирование. Экономика отреагировала быстро и позитивно - впервые с 1990 года реально вырос уровень ВВП, валовой уровень сельхозпродукции и промышленности, снизилась инфляция, выросли реальные доходы населения и т.д. Но сильно заволновались бизнес-кланы, лишенные денежных источников, что не могло не сказаться на моей судьбе.

- Но вам наверняка предлагали стать своей в одном из кланов. Если бы согласились, может, удалось бы избежать ареста?..

- В тот период уже были клановые сообщества, контролируемые огромные денежные и товарные потоки, формировались новые. Конечно, у меня были такие предложения. Сегодня я вижу, что и тогда, и сейчас в стране гении все, кто работает в клане. А преступниками делают тех, кто реально работает на экономику страны. Мне свыше дано сделать то, что другим сложно или невозможно, поэтому ни в каких кланах я бы работать не стала, а это было чревато и тогда, и теперь.

Арест легко зачеркнул 20 лет моей безупречной деятельности в банковском секторе. Пострадали семьи моих детей, которые никогда не имели отношения к моей работе. А когда меня арестовали, то в ордере не указали даже причину, по которой я была задержана, - там просто стоял прочерк.

- Многие до сих пор вспоминают, что когда Винникова руководила Нацбанком, в стране было множество обменных курсов...

- Страна для обслуживания народного хозяйства расходует валюты больше, чем зарабатывает. Во все времена и при всех руководителях Нацбанка и правительствах эта ситуация была и есть, а значит, никакого рынка при дефиците валюты нет и не было. Валюта во все времена просто-напросто распределялась, множественность курсов тоже была всегда. Скрытые или открытые, одним больше, одним меньше, но так было всегда. Разным было лишь их влияние на экономику страны. К моменту моего руководства действовал такой порядок, когда экспортеры обязаны были практически всю полученную валюту продать, а затем идти на биржу и ждать возможности ее купить. Поскольку валюта распределялась, это не всегда удавалось сделать.

Под диким неприятием тогдашнего правительства и других ведомств, приближенных к источникам распределения, одни монетарные инструменты в этом секторе были заменены на другие. Вся валюта, которая поступала в страну и распределялась при иных руководителях, стала оставаться в распоряжении самих экспортеров для их нужд и создания бесперебойного процесса производства, минуя так называемую рыночную биржу. А для распределения-продажи остались небольшие величины чистой валютной прибыли, которая использовалась для иных нужд государства. Поднялся такой шум и вой среди имеющих право распределять! Ведь из 5-6 миллионов долларов, распределяемых ежедневно, осталось 200-300 тысяч, то есть делить стало нечего. После моего ареста этот порядок опять изменили, валютные резервы, хранимые для чрезвычайных ситуаций, конвертировали в течение недели для нужд коммерческой структуры, а документы по операциям с валютой едва не под лучом лазера исследовали, но ничего противозаконного не нашли. Те, кто сегодня вещает о множественности курсов, еще до сих пор не поняли, что это уже не играло никакой роли для экономики. Да, приближенным фирмам стало проблематично покупать, например, сэконд-хенд, изношенные машины и прочий хлам. Поэтому все эти выступления - лишь защита собственных интересов. - … в свое время Лукашенко якобы предлагал вам вернуться на родину, гарантировав безопасность. Но кто-то из представителей силовых структур якобы заявил, что вы все равно будете арестованы. Это правда?

- В настоящее время в работе силовых и правоохранительных структур многое изменилось. Раньше это были государства в государстве, и свои интриги они могли разыгрывать по собственным сценариям. Я это смогла увидеть изнутри и убедилась, что было время, когда некоторые люди в погонах были главнее президента. Знаю, что тогда у главы государства был только один канал поступления информации, и он не был нейтральным. Если сейчас что-то поменялось, слава Богу...

О коллегах, конфликтах и бюстах

- Чисто случайно не контактируете со Станиславом Богданкевичем, который возглавил Нацбанк после вас?

- Лично у меня нет никакого желания с ним контактировать. В том числе и из-за его показаний меня держали в камере СИЗО КГБ. Но тут интересен другой факт. Когда мне изменили меру пресечения и перевели под домашний арест, не предусмотренный законами того времени, следователь на мои возмущения ответил: мол, есть опасения объединения ваших мозгов, Тамара Дмитриевна, и горла Богданкевича, что может перевернуть страну с ног на голову. У нас с Богданкевичем разные экономические мозги, разные результаты деятельности и разные дороги. Но я допускаю, что были некие силы, политически заинтересованные в наших с ним конфликтах.

- Сегодня вы наверняка пристально следите за деятельностью Нацбанка. Как оцениваете деятельность Петра Прокоповича? Многие, кстати, его очень хвалят и называют одним из самых влиятельных чиновников...

- Так случилось, что мне довелось работать в банковской системе не только в период так называемого развитого социализма. Мне довелось создавать новую коммерческую национальную систему страны. Моими учителями были известные банковские специалисты того времени, которые часто говорили о том, что, если банковского специалиста хвалят вне системы, значит, он служит не этой системе. Я не отношу это к персоне Петра Прокоповича. Мало того, у меня не вызовет удивления даже весть о том, что, помимо медалей и иных почестей, в ближайшее время на некой площади его имени появится его бюст из чистого золота. Однако это не имеет ничего общего с конкретными итогами деятельности банковской системы, так как при ее хорошей работе глава государства не просит копеечки в долг. В стране есть для этого соответствующие структуры, одна из них - Нацбанк.

- Что бы вы сегодня изменили в функционировании Нацбанка?

- Национальная банковская система, на мой взгляд, сегодня единственное в стране звено, которое может привести Беларусь к процветанию. При правильной организации деятельности эта структура сможет привлечь такие денежные ресурсы в страну, которые позволят покупать любую продукцию по любым ценам в любой стране. Но сегодня национальная банковская система практически уничтожена. Нельзя проводить приватизацию подобным образом, как сегодня, нельзя продавать такие национальные достояния как, например, "Промстройбанк" (ред. – БПС-Банк). По моему мнению, сегодня идет не приватизация банков, а продажа торговых мест для сопредельных государств по доступу к национальным денежным потокам. Мало того, что внесенные в уставный фонд деньги используются на их же цели, так еще и дается возможность управлять и распределять по собственному усмотрению национальные денежные потоки Беларуси. Бесплатные денежные ресурсы в виде оборотного капитала заводов и фабрик позволено использовать иностранным владельцам, продавать их белорусам уже по высоким процентным ставкам. Такого нет ни в одной стране мира. При отсутствии мощной собственной национальной банковской системы страну ждет крах, ведь Беларусь не имеет богатых природных запасов. Иностранные банки должны быть, и чем больше, тем лучше, но они должны давать стране бонусы, а не эксплуатировать местные ресурсы.

- На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы повысить инвестиционную привлекательность Беларуси?

- Человек, имеющий деньги, прежде всего развивает бизнес в своей стране и лишь затем изучает возможности его расширения в иных государствах, как правило, с большим рынком сбыта либо дешевыми ресурсами. Для такого инвестора нужны четкие законодательные нормы, простая система регистрации и налогообложения. Есть виды деятельности, которые в силу специфики можно вести, например, только в Беларуси. Тогда, помимо всего прочего, важны условия проживания и отдыха инвестора, учебы его детей, лечения, безопасности - ко всем ведь, как к Брынцалову, охрану не приставишь. Западные инвесторы боятся не столько потери капитала, сколько испорченной кредитной истории своей фирмы. Серьезный бизнес, как правило, является семейным и часто ведется с заемными средствами, каждая неудача входит в историю навеки.

Но самое главное - каждый житель страны должен знать максимум о качественной и конкурентоспособной продукции своей страны...

…При посольствах Беларуси есть торгпреды, нужно использовать их профессионализм. От рынка нельзя ждать милостей, его нужно покорять.

Об информационной войне с Россией

- Как вы оцениваете теперешнюю информационную политику России в отношении Беларуси?

- Не думаю, что кто-то из руководства России приказал вести конкретную информатаку. Всякая статья - это товар, который продает журналист, владелец издания либо сайта. Они, конечно, точно знают, на что есть спрос и точно уловили момент, когда бить по руке с карандашом не будут ни в одной стране, ни в другой. Истории с высокопоставленными главными героями пользуются популярностью, поэтому будут повторяться. Правда, использованные в последних фильмах материалы далеко не новые, они давно гуляют в интернете. Качество подачи, на мой взгляд, довольно бледненькое. Если бы это был заказ высочайших персон, он бы подавался в системе более болезненной для восприятия, с иными фактами, коих, при желании, можно найти на любого правителя.

Россия занимается своими проблемами, решает свои задачи и, по моему мнению, не станет ни мешать, ни помогать избирателям Беларуси. Во всяком случае пока. Другой вопрос, что впереди еще одна волна финансового кризиса (последствия последнего кризиса приглушены, но не локализованы полностью). Финансовая система Беларуси, на мой взгляд, вообще не готовится ко второй волне кризиса. И вот в этот период Россия, при желании, может расставить точки в отношениях по своему варианту.

О спецслужбах, громких арестах и свободе слова

- В этом году в Беларуси случилось много громких арестов, в том числе и по экономической составляющей. Как вы относитесь к таким скандалам?

- Да, действительно урожайный год. Даже один из следователей по моей криминальной истории арестован и осужден - господин Гапоненко. Кстати, грамотный человек, профессионал...

В Великобритании такое количество экономических арестов невозможно, так как здесь действует иная система. И если подобные факты повторяются раз за разом, то государство ищет причину в системе, значит, что-то там не срабатывает. А у нас выходит, что Беларусь - страна сплошных казнокрадов... В Англии в таких случаях или руководящий состав сам уходит, или начальников просят освободить места для более профессиональных управленцев.

В белорусской же системе штаты и объемы финансирования силовых ведомств зависят от количества уголовных дел. Причем на одного подозреваемого могут назначаться оперативно-следственные группы, состоящие из 15-20 (а то и более!) человек. Хотя большую часть доказательной базы по экономическим преступлениям получают либо от уволенных сотрудников, либо от конкурентов подозреваемого...

- Тамара Дмитриевна, почему когда говорят о многих эмигрантах поневоле, о вас просто забывают?

- Потому что я не принадлежу ни к одному клану. Ни к оппозиционному, ни к какому другому. Я сама по себе.

Некоторые мои коллеги по работе в госсекторе, которых освободили от уголовной ответственности или уменьшили ее в обмен на запрет критики официальной власти, продолжают критиковать вместо власти меня, зачастую повесив на меня и свои личные просчеты. И это при том, что я уже 10 лет живу в другой стране! Вроде бы и кукарекнули, заполнили информационное пространство, власть не тронули, но негатив сформировали.

Не так давно один оппозиционный журналист, ратующий за демократическую Беларусь, написал, что он против того, чтобы я участвовала в построении демократии. Но без свободы слова и обмена мнений долог путь к переменам…

- Как думаете, ваши действия до сих пор каким-то образом отслеживаются спецслужбами?

- С тех времен, когда в составы любой делегации или туристической группы включались сотрудники спецслужб, многое поменялось. Но многое и осталось. Конечно, мои действия отслеживаются. Другое дело, что в стране моего пребывания это делать очень сложно по многим причинам - система национальной безопасности четко отслеживает тех, кто отслеживает. Но при этом нашим специалистам ничто не мешает в своих рапортах рисовать что-то придуманное по любой персоне, ведь механизма контроля правдивости собранной информации нет. В этом я убедилась, будучи членом Совета Безопасности Республики Беларусь...

Об итогах выборов

- Не так давно о своем намерении идти в президенты заявил наверняка известный вам экономист Ярослав Романчук. Вы поддержали бы его? Вообще, из тех персон, которые уже объявили о своих президентских амбициях, кто лично вам наиболее симпатичен?

- Я с Романчуком лично не знакома. Но по публикациям очевидно, что он неплохой аналитик. Все претенденты на президентский пост заслуживают уважения хотя бы потому, что имеют желание вносить что-то новое в жизнь государства. Лично я в любых жизненных ситуациях отдаю предпочтения тем профессионалам, которые кроме намерений, слов и амбиций имеют за спиной конкретные достижения.

- Вопрос в лоб: вы верите, что после этих президентских выборов в Беларуси будет новый президент?

- Нет.

blog comments powered by Disqus
<Август 2010
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
Сентябрь 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123
45678910
Политика