Последнее обновление: 06.06.2020 22:27

Кризис белорусской декоративной демократии

Какую бы чушь ты не нес, в ней всегда есть крупица правды. Горькой правды. (Сальвадор Дали)

А. Лукашенко, кочуя вторую неделю из одного силового ведомства в другое, попутно успокаивая и ободряя сотрудников то КГБ, то Совета Безопасности, включая министерство обороны, видимо не понимает, что он невольно подталкивает слухи и мнения о том, что далеко не все в белорусских силовых структурах поддержали его сложную и запутанную игру с Западом. Анализ выступлений главы белорусского государства перед коллективами столь ключевых ведомств позволяет утверждать, что четко обозначившийся 25 марта 2008 года раскол среди белорусских властей не только никуда не делся, но и ушел вглубь, поражая, словно гангреной «внутренние» органы правящего режима. Стоит напомнить, что в День Воли спецназ МВД исключительно жестоко разогнал оппозиционную колонну, чем продемонстрировал нежелание белорусских «силовиков» оказаться разменной монетой в игре прозападной «партии».

А. Лукашенко говорил офицерскому корпусу республики то, что им хотелось от него услышать. Армии и Совету безопасности – о росте внешних угроз, неотвратимости размещения третьего позиционного района ПРО США, о необходимости создания новой системы безопасности. Не обошлось без парадоксов. Дословно повторяя аргументы, почерпнутые из выступлений Д. Медведева В. Путина, А. Лукашенко, который, видимо и в средней школе списывал домашнее задание у соседа по парте, подверг критике Запад за односторонний подход к ДОВСЕ. Однако А. Лукашенко, наверное, забыл, что белорусское руководство не поддержало российский мораторий на исполнение ДОВСЕ. В общем, как часто бывает, А. Лукашенко заговорился…

Видимо, отсутствие открытой аргументной базы, обосновывающей курс белорусских властей на политическое взаимодействие с Западом, заставляет А. Лукашенко импровизировать на ходу, а проще говоря, проговариваться. Так, к примеру, в КГБ президентское заявление о том, что Запад остается для белорусских чекистов главной целью, потребовалось подкрепить внешне совершенно невероятной «легендой» о продуманной «спецоперации», успешно проведенной лично А. Лукашенко против ЕС и США. Новый белорусский Джеймс Бонд, как оказалось, «соблазнил» Запад прозрачными и демократическими выборами, но которые Брюссель и Вашингтон все равно не признали, чем окончательно разоблачили себя перед всем миром, как приверженцев политики двойных стандартов…

Безусловно, такие версии не могут быть домашней заготовкой, так как только стойкая привычка белорусского политического класса (о народе и говорить в данном случае не имеет смысла) пропускать мимо ушей все, что говорит белорусский президент, в какой-то степени не позволяет развернуться полноценным политическим скандалам. Дело в том, что А. Лукашенко сказал правду…

Декоративная демократия является непременным условием выживания авторитаризма на постсоветском пространстве. А. Лукашенко ничего нового, по сравнению с выборами в Казахстане, Грузии, Азербайджане, не выдумал. Объективно говоря, белорусский президент, утвердив еще дней за десять до прихода избирателей на избирательные участки список «кандидатов» в депутаты, мог своим указом посадить «народных избранников» на их места в парламенте без всяких выборов. При этом государственный агитпроп тут же доказал бы и обосновал населению, что так даже проще – не надо тащиться на избирательный участок, тратить деньги на выборы и появляется возможность для депортации Л. Ермошиной во Францию. Но без пусть даже ложной народной поддержки пока не обойтись. Это только покойный Туркменбаши имел парламент, который открыто и собственноручно формировал из аксакалов.

В принципе, в Беларуси нет особых иллюзий в отношении реальности существования законодательной ветви власти. Это понимание возникло у электората почти на уровне инстинкта. Отсюда и провалы с явкой избирателей. Так, к примеру, на прошедших в Азербайджане президентских выборах избирательные участки оказались поразительно похожи на белорусские – они были пустыми, что не помешало объявить о 89% поддержке президента И. Алиева.

Выступая в КГБ, А. Лукашенко фактически признал, что вместо реальных выборов, он организовал в стране спектакль для Запада: на основе, как он считает, «западных ценностей» была проведена реальная спецоперация, в которой участвовали десятки тысяч чиновников и привлеченных лиц, а несколько миллионов избирателей выполняли роль массовки. Попутно и освобождение политических заключенных и даже, по слухам, снятие с некоторых из них судимостей, оказывается ни чем иным, как политической игрой. Про роль России в данном случае и вспоминать не имеет смысла - использовали, как хотели…

Но стоит не забывать, что в данной «спецоперации» приняли активное участие тысячи активистов оппозиции, оппозиционные СМИ, а также и сам Запад, который использовал широчайшую гамму мер политического воздействия на оппонентов режима, чтобы задействовать их в этом политическом балагане.

Но ведь по иному и быть не может. Не может авторитарный режим сам себе копать могилу и проводить честные и траспарентные выборы. Никогда авторитарный режим не согласится на привлечение собственной оппозиции для посредничества с внешними силами, так как для этого ему придется делегировать ей часть своих полномочий, что является смертью для лидера режима. Ни один авторитарный лидер не готовит себе преемника… Перечень из «никогда» и «невозможно» можно продолжить… Для понимания данных вполне прозрачных политических формул с избытком хватает почитать пару учебников для 1 -2 курсов университета. Отсюда возникает вопрос: что произошло с тысячами вполне грамотных политических активистов, если они словно зомби толпой каждые выборы выходят из партийных «вагонов» и строем шествуют в политический «крематорий», по дороге проповедуя, что их участие в походе в «газовые камеры» является проявлением оппозиционной борьбы против режима, так как по дороге у них появляется возможность поагитировать и попрапагандировать окружающий их народ, шагающий вместе с ними? На что они рассчитывали?

Потом оппозиция удивляется, что по всем опросам, электорат, уходя от А. Лукашенко, не приходит к ней… А какая народу разница?

В свое время в Западной Европе тоже были сторонники диалога с СС и гестапо. Большую их часть обратили в пепел. Между тем белорусский Мюнхен уже состоялся.

Не стоит преуменьшать, но и не стоит переоценивать радикальное сокращение списков невъездных белорусских чиновников. Путем осторожных ходов навстречу друг другу, Запад и Минск почти инстинктивно пришли к политическому компромиссу, позволяющему решать для партнеров прежде всего их внутренние проблемы. Лидеры Запада получают возможность уклониться от наиболее жестких обвинений в политическом лицемерии и уступкам «восточным тиранам». А.Лукашенко получает возможность лавировать между прозападной группой в своем окружении и настороженными силовиками. Попутно, Минск, пытаясь всеми силами снизить внимание Москвы к его игре на западном направлении, может свести данную тему с Кремлем на уровень легкого недоразумения. Но нельзя уйти от главного – частичная легитимизация итогов голосования 28 сентября 2008 г. произошла.

Запад прекрасно овладел главным инструментом, позволяющим управлять А. Лукашенко. В настоящее время белорусский президент видит все проблемы и вызовы только через призму сохранения своей власти. Он на крючке.

Более того, А. Лукашенко озабочен династическими проблемами. Отсюда и появление совершенно поразительных ситуаций все чаще и чаще создающихся вокруг белорусского президента, где бы он не появлялся.

В частности, суета главы белорусского государства вокруг своего малолетнего сына на саммите глав СНГ и ЕврАзЭс в Бишкеке 10 октября привела не только к отсутствию белорусского президента на большей части основных мероприятий, но и целому потоку мнений и оценок со стороны своих коллег и местного политического бомонда. Стоит отметить, что Бишкек, по традиции, очень «зубастый» город - столица, безусловно, самой демократичной в Центральной Азии страны. Не хотелось бы в данном случае делать оценочные заявления, но трудно уйти от ощущения, что в высшем белорусском руководстве не все хорошо с элементарной адекватностью…

Дефицит адекватности в сочетании с противоречащими друг другу зашкаливающим чванством и страхом потерять власть формируют своеобразный и очень хрупкий психологический статус белорусского авторитарного лидера. Глава государства превращается в политическую «арфу», «струны» которой доступны всем, кто имеет доступ к «телу» и знает президентские «ноты». Судя по всему, этим доступом к «струнам» активно пользуются «композиторы» из Администрации президента…

Расчет у Брюсселя и Вашингтона вполне циничен: появление А. Лукашенко на берегах Темзы, Сены или Дуная, безусловно, скажется на его политическом рейтинге и «подкачает» легитимность белорусскому президенту в преддверии президентских выборов. На самих выборах белорусская оппозиция внешнюю легитимность А. Лукашенко «подкачает» внутренней. Через два года появляется шанс повторить сценарий сентября 2008 г., если бы не одна проблема… Имя это проблемы – белорусский народ.

В сентябре 2008 года произошло то, что рано или поздно должно было произойти. По самым разным и зачастую противоречащим друг другу причинам белорусский народ продемонстрировал, что он глубоко не доверяет собственному политическому классу. Всему классу – как власти, так и оппозиции. За полтора десятилетия народ приучили, что от него ничего не зависит и он в это поверил. 35% на избирательных участках означает, что внутренняя и внешняя политика в Беларуси пошла своей дорогой, а народная жизнь со своими горестями и радостями пошла в другую сторону.

Казалось бы, ну и прекрасно. Вообще, от народа одни неприятности. Ему не угодишь, его никогда до отвала не накормишь, не обогреешь, не оденешь… Фальсификации устроили всех! Ведь подспудный торг за включение в состав белорусского парламента представителей оппозиции меньше всего касался реальных итогов голосования. И Запад и Минск делили фальсификации. На вес… Правда, А. Лукашенко делиться не захотел… Пожадничал, как говорят, с легкой руки В. Макея... Но все равно, ведь никто массово не возмутился вечером 28 сентября и электорат остался на кухнях пить чай с драниками.

Но если народ отстраняется от участия в политической жизни своего государства, то он создает свою, народную политику, где идеология – собрание народных мнений, а политические действия – бунт. Для большинства белорусов – нынешняя законодательная власть и частично президентская нелигитимны. Они за них не голосовали. В итоге народная фраза: «Я за тебя (него) не голосовал» на фоне мирового финансового кризиса может стать источником политической дестабилизации. Остановить ее будет некому – каждые двое из трех граждан республики не имеют к власти никакого отношения. И они это понимают. Если бы не понимали, то сходили бы на участок. Но их туда не загнали даже такие ранее эффективные лозунги, как «Проголосуй, иначе проголосуют за тебя». Все убедились, что бесполезно – подсчет голосов закончен задолго до выборов.

Видимо, в Беларуси декоративная демократия исчерпала свои возможности и подошла к естественному кризису. Те политические силы в республике, что это поймут и воспользуются открывающимися возможностями, имеют серьезные шансы на успех.

А. Суздальцев, Москва, 20.10.08

blog comments powered by Disqus
<Сентябрь 2008
ПнВтСрЧтПтСбВс
25262728293031
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293012345
Октябрь 2008>
ПнВтСрЧтПтСбВс
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789
Политика