Последнее обновление: 29.05.2020 23:08

Задание на зиму 2008-2009

Дешева, оттого и сердита! (Григорий Горин)

Началась зима весело: запланированный на 1 декабря Высший ГосСовет Союзного Государства России и Белоруссии сорван (информация московских СМИ). Во время подготовки саммита стороны не сошлись по целому спектру вопросов. А. Лукашенко не прилетит в Москву…

Преамбула

Желтые майки на тайских оппозиционерах только на первый взгляд являются предвестником новой «цветной» революции. На самом деле, в Таиланде активно развивается совершенно новый социальный процесс, который при определенных условиях может оказаться модельным для наступившего ХХI века.

«Цветная революция» является реакцией на электоральный коллапс и обычно разворачивается вокруг неприятия пассионарной части политического класса итогов очередных парламентских или президентских выборов. Переголосование или пресловутый «третий тур» голосования является, как правило, непременной целью «цветной революции». Другое дело, что открытие новой избирательной кампании может затянуться…

В Таиланде оказалось все наоборот. Оппозиция в лице Народного альянса за демократию (PAD) требуют немедленной отставки премьер-министра Сомчаи Вонгсавата, пришедшего к власти вполне легитимно в результате национальных выборов. Действительно, за ныне действующего премьера страны голосовало большинство электората, проживающего, как правило, в сельской местности. Города, т.е. прежде всего многочисленный в стране развитых услуг, в том числе туристических, средний класс и крупный (в масштабах Таиланда) капитал голосовали против Вонгсавата, которого считают не только классическим популистом и представителем уже свергнутой в 2006 году династии Таксина Чинавата (Вонгасават – зять свергнутого Чиновата), но и проводником совершенно разорительной экономической политики.

PAD не призывает к выборам, не пропагандирует «обратиться к народу», так как оппозиция прекрасно понимает, что тайские крестьяне вновь изберут своего кумира –пропагандиста простых и эффектных (не путать с эффективными) мер в защиту крестьян, бедных и маргинальных слоев города, ничего не имеющих общего с реальными экономическими интересами страны. На самом деле оппозиция жестко и непреклонно пытается скинуть Вонгсавата с поста премьер-министра, даже не оглядываясь на королевский двор. Действует в лобовую и не рассчитывает на поддержку «широких народных масс». В белорусском формате это звучало бы как свержение режима А. Лукашенко предпринимателями (малым и средним бизнесом).

Демократии в данном случае не найти (автор этих строк уверен, что и «цветные революции» не являются апофеозом демократизации), но вот что любопытно, тайская оппозиция как то без нее вполне обходится, выступая за конкретный набор собственных политических требований.

Гражданская война? Совсем не обязательно, так как PAD объединяет очень активную, пассионарную часть тайского общества, в то время, как крестьянская масса – база правительства страны, крайне инертна и пассивна, дальше своего села в политических целях не тронется – рис сажать надо, да и уборка подоспела (три урожая риса в год – бесконечные Дожинки). В данном случае перед нами вполне белорусский вариант, так как несмотря на то, что основная электоральная база А. Лукашенко находится в регионах и сельской местности, но власть в РБ делается в Минске. В случае политической дестабилизации электорат А. Лукашенко в защиту своего кумира на улицу не выйдет. Однако на этом пункте сравнения с Беларусью можно закончить.

Дело в том, что, безусловно, премьер Таиланда Сомчай Вонгсават на фоне А. Лукашенко выглядит на порядок демократичнее. Кроме того, в стране есть «национальный нотариус» - король. Выше короля, как говорится, «не прыгнешь».

Итак, мир вступает в зиму 2008 -2009 года с новым президентом США, мировым финансовым кризисом и тайской революцией. Но судя по интервью А. Лукашенко агентству Франс Пресс, мир и, прежде всего, Европа, входят в зиму с пониманием превосходства белорусской экономической модели над всем многовековым опытом мировой экономики: «Этот экономический кризис многому научил, особенно европейцев. И европейцы все больше и больше говорят о нашей модели экономического развития, белорусской модели».

Однако, почему-то данная суперэффективная экономическая модель себя не кормит и для ее выживания в условиях мирового финансового кризиса требуются просто невероятные ресурсы. Автор этих строк в ноябре говорил о свободном резерве в 7 – 8 млрд. долларов США, известный белорусский экономист Л. Злотников заявил, что без 17 млрд. долларов США (треть ВВП республики) власти не смогут стабилизировать обстановку. Определенная логика в этом есть, так как в условиях глобального кризиса, который охватил мир, страны, в наибольшей степени интегрированные в мировые финансовые рынки и страдают в первую очередь. Однако они первыми и выходят из кризиса с наименьшими потерями.

Страны периферийной экономики, живущие за счет 2 – 3 статей экспорта (Беларусь) и вся интегрированность которых в мировые финансовые рынки остается на уровне получения очередных кредитов, как правило, на первом этапе глобального кризиса имеют минимальные проблемы в экономике, но в итоге ими в первую очередь и жертвуют, буквально сбрасывая с дороги мировой экономики. Данная тенденция уже проявилась как в отраслевом, так и в страновом аспектах. Первыми буквально влетели в кризис строительный сектор и мировая ювелирная отрасль, включая ее совершенно бесполезную часть (производство и продажа мифов и символов) – производство бриллиантов (ЮАР, Израиль, Индия и т.д.). Следом посыпались другие. Очень наглядными оказались социальные конфликты, охватившие предприятия игрушек в Китае. Действительно, кому сейчас нужны игрушки…

В наиболее опасном положении оказываются страны, сочетающие в себе признаки переферийных слабо экспортнодифференцированных экономик с относительной вовлеченностью в мировые рынки (Украина). Украина несмотря на получение первого транша кредита МВФ, неудержимо сползает к дефолту.

Надежды белорусского руководства, что в условиях кризиса открывается «окно возможностей» для белорусских холодильников, телевизоров и трикотажа, в который сами белорусы, между прочим, не одеваются, сомнительны. Как заявил 28 ноября вице-премьер белорусского правительства А. Кобяков, «…сокращается продажа отечественных товаров, хотя их производство растет». Естественно возникает вопрос, куда и для чего производят? Видимо, все-таки на склад. Если белорусская экономическая модель означает работу не на рынок, а на склад, то необходимо признать, что для ее поддержки не хватит никаких российских кредитов.

Между прочим, в выступлении А.Кобякова в нижней палате белорусского парламента было масса любопытных моментов. В частности, вице-премьер заявил, что «есть гарантии, что угроза воздействия кризиса на экономику Беларуси будет минимальна», но не раскрыл, что из себя представляют эти гарантии. Несомненно, данная тема очень бы заинтересовала не только граждан Республики Беларусь, но также правительства той же Украины, Литвы, Эстонии, Исландии, да и России с США. Все были бы не против приобщиться к великой тайне – что за гарантии запасли в Беларуси для стабилизации белорусской экономики? Автор этих строк уверен, что эти гарантии не что иное, как очередная финансовая помощь, которую просто обязан добыть для страны А. Лукашенко. Фактически, гарантии – это способность белорусского президента найти деньги, что он и делал всю осень 2008 г.

1. Осенний марафон

Осень ушла на плетение интриг. С одной стороны А. Лукашенко было необходимо не потерять диалог с Западом, с другой – получить из России кредит в 2 млрд. долларов и ясность с ценами на газ. Остальные вопросы, включая строительство АЭС, то угасающие, то разгорающиеся торговые войны в условиях начавшегося мирового финансового кризиса стали отъезжать на второй – третий план. Однако тренды, которые пытался одновременно оседлать А. Лукашенко, оказались столь мощными и разновекторными, что белорусский президент стал напоминать человека, зависшего между двумя расцепленным вагонами, катящимися в разные стороны.

Осенью кризис политики Минска «на два фронта» назрел, но все-таки не наступил.

1.1. Осень с Россией.

Прежде всего, в октябре – ноябре Россия не видела пока необходимости ускорять процессы выяснения отношений с «союзником»: потребность в немедленном признании Абхазии и Южной Осетии отпала. Во всяком случае, той ситуации, что была в конце августа уже нет («Дело в том, что своими маневрами вокруг выполнения союзнического долга А. Лукашенко уже нанес и продолжает наносить имиджу России невосполнимый ущерб. СМИ стран Запада, стран Центральной Европы и СНГ подчеркивают, что позиции России в югоосетинском конфликте настолько слабы, что Москву не поддержал «даже» Минск». Задание на осень 2008. http://www.politoboz.com/node/419). Эта тема к декабрю потеряла свою внешнюю актуальность, но сохранила внутрироссийскую и внутрисоюзную. С октября «кавказское эхо» еще не раз «аукнется» А. Лукашенко.

Причины ухода «кавказской темы» с внешнеполитической арены известны. Во – первых, мир живет иной тематикой, все больше кризисной и про кавказский конфликт забыли. Во-вторых, ЕС от Тбилиси откупился, предложив невероятную по размерам помощь в 4,5 млрд. долларов. В-третьих, все-таки со временем все стало на свои места и после последних заявлений М. Саакашвили (««Вопрос не в том, почему Грузия начала военные действия, мы признаем, что мы начали эти действия, а был ли другой шанс, когда стали уничтожать наших граждан? Мы пытались пресечь интервенцию и сражались на своей территории, и ни один грузинский солдат не ставил ногу на чужую территорию. Поэтому не надо ставить вопрос, имели мы ли право защищать своих граждан», что http://news.mail.ru/politics/2203966/), трудно все-таки назвать Россию агрессором, если только это не является элементом запрограммированной пропаганды против Москвы.

Тем более, что М. Саакашвили действительно не имел право на то, что он называет «защитой наших граждан» и территории Грузии, так как перед началом обстрела Цхинвали и вводом войск в югоосетинскую столицу Тбилиси не денонсировал Дагомысские соглашения 1992 года, под которыми есть подпись и грузинской стороны. М. Саакашвили прекрасно знал, что для того, чтобы войти в Цхинвал, ему необходимо уничтожить посты российских миротворцев, которые находились между грузинскими и югоосетинскими частями. И эти миротворцы находились на основании Дагомысских соглашений, то есть легально, так что назвать их оккупантами нельзя. Их и не назвали, а просто убили.

И дело вовсе не в праве или отсутствии права на борьбу с сепаратизмом. Автор этих строк твердо уверен, что любое государство имеет право бороться с сепаратизмом, но не с народом, в среде которого этот сепаратизм вырос или с его национальными автономиями. Между тем, стоит напомнить, что в начале 90-х годов грузинские автономии были упразднены. В принципе, это же произошло и уже при М. Саакашвили – где автономная Аджария? Между тем, вместе с вторжением грузинских войск шла зачистка территории от осетин. Сплошная зачистка. В ответ через неделю уже застили эту же территорию от грузин. Грузия получила новую порцию беженцев… Проблема в том, что в первую очередь грузинская армия напали не на югоосетинских ополченцев, а на российскую армию – российских миротворцев, имевших право находиться на рубеже между Южной Осетией и Грузией. Это право в свое время делегировала им сама Грузия. А потом вероломно расстреляла.

Вот такое, вопреки ранее подписанным соглашениям вооруженное нападение и называется «вероломным» - очередное 22 июня 1941, когда вермахт вторгся на советскую территорию демонстративно нарушив условиям Пакта о ненападении. Вероломное вооруженное нападение подразумевает ответственность без срока давности военных преступников, его организовавших. Безусловно, рано или поздно М. Саакашвили за это преступление ответит. В этом можно не сомневаться…

Так что кавказская проблема для Беларуси все-таки гораздо шире, чем просто признание или непризнание Абхазии и Южной Осетии. Это проблема союзничества, которое оплачивалось многолетней политической и экономической поддержкой. Пока же получается любопытная ситуация, не имеющая аналогов в мировой истории. Одна часть Союзного Государства признала новые закавказские государства, другая – не признала (автор статьи не раз использовал данную политическую формулу). Для сравнения, которое, естественно хромает, это все равно, если бы в годы второй мировой войны в Улан – Баторе (Монголия не участвовала в боевых действиях против Германии, но считалась союзницей СССР), функционировало германское посольство и приезжали «гости» из Берлина. Между тем, во второй столице Союзного Государства грузинское посольство функционирует.

Война продемонстрировала, что Союзного Государства нет, так как нет единой внешней политики. Если так, то как можно обосновать постоянные запросы – требования Минска оказать поддержку кредитами, газом, нефтью, допуском к российскому рынку и т.д.? Как мы и предвидели еще в августе, организовать торг СС Москвой вокруг признания Абазии и Южной Осетии не удалось…

25 октября, когда все приметы кризиса в белорусской банковской системе скрывать стало сложно, если вообще возможно, А. Лукашенко бросился в Москву к президенту России… Не получил ничего. Как говорится, вот пусть тебе М. Саакашвили и помогает. Аукнулось…

1.2. Веры нет, какие «Искандеры»?

Годами Минск не без успеха торговал военно – стратегическими функциями, выполняемыми республикой в интересах России. Но когда пришло время принимать решения, что и случилось в октябре текущего года, то эти функции продемонстрировали свою виртуальность – Москва если Вашингтон все-таки разместит третий позиционный район ПРО США в Центральной Европе, решила ответить США, переброской ОТРК «Искандер» в Калининградскую область, но не в РБ.

Разочарование в Минске было огромным. Последовавшие затем в белорусских СМИ интервью неких анонимных источников из российского Генерального штаба о привлечении белорусского плацдарма к ответу ПРО, заявления А. Лукашенко, что «Искандеры» на белорусской земле все равно появятся, даже если их придется купить, чтобы через две недели от этих слов отказаться (в интервью Франс Пресс) – приметы разброда и шатания в головах архитектором белорусских комбинаций по вытягиванию из России ресурсных и финансовых дотаций. Между тем, Москва, не включив Минск в свои стратегические планы намекнул: «веры нет, какие «Искандеры»?

1.3. Дрейф на Запад

Аукнулось не только на Востоке, но и на Западе. Естественно, непризнанием Абхазии и Южной Осетии А. Лукашенко откупил перед Западом парламентские выборы 28 сентября, чем фактически продал Союзное Государство Западу по оптовой цене. Отсюда и снятие санкций, начало диалога напрямую, превращение МИДа РБ в фактический центр прозападной группировки белорусского руководства. Началась игра в демократический теннис: «мы вам обещания рамочного соглашения с ЕС – вы нам продажу оппозиционных газет в киосках» - демократический бартер. И так далее. В такую демократизацию, то отступая, то наступая, режим может играть десятилетиями.

Стоит отметить, что Беларусь, как вполне верно отметил А. Лукашенко во все том же интервью Франс Пресс, не собирается ни в ЕС, ни в НАТО. Во всяком случае, пока не собирается. Так что у белорусского президента полная свобода рук.

Видимо, учитывая то, что ЕС, являясь крупнейшим субъектом мировой экономики, остается объектом мировой политики, такая бесконечная демократизация Минска вполне устраивает Брюссель. Процесс важнее, чем цель. Тем более, что определение цели потребует контактов и консультаций с Москвой, на что никогда не пойдут Польша и Литва, которые пиарятся на белорусской теме в Брюсселе второе десятилетие. Всех основных игроков в белорусской польке все устраивает…

Не устраивает оппозицию, но это ее проблема. Белорусская оппозиция, вполне обученная, грамотная и понимающая, что авторитарный режим внутренними ресурсами свергнуть невозможно, за полтора десятка лет не удосужилась создать развернутую внешнеполитическую платформу, учитывающую как белорусские интересы на внешней арене, так и интересы соседей, включая России. Кроме набора лозунгов и штампов ничего документах ОДС по российской теме найти невозможно. В принципе, проще взять в Вильнюсе или Варшаве – там хотя бы четче сформулировано и понятно во имя чего и за чей счет.

Дрейф на Запад является стратегическим решением А. Лукашенко. Все споры закончились. Обоснование данной стратегии: Беларусь является «мостом» между «энергетической» Россией и «технологичным» Западом – ремейк украинской идеи 90 – х годов: «Войдем в Европу на российских нефти и газе». Политическая задача дрейфа на Запад: обеспечение власти над республикой на балансе противоречий между Западом и Россией. Предыдущая версия – Россия является гарантом легитимности и прочности режима А. Лукашенко, после зимы 2006 -2007 годов получила отставку.

Между тем, у А. Лукашенко осенью возникла, старая, как мир проблема – за чей счет дрейфовать на Запад?

1.4. Деньги

По традиции, за все должна платить Россия. Не только за белорусский суверенитет и независимость, но и за откровенное предательство Минском своего партнера по военно-стратегическому союзу (формулировка А. Лукашенко). 25 октября получить денег в Москве не получилось.

Октябрь – ноябрь ушли на переговоры с МВФ. Как бы не выкручивались представители белорусских властей, кредит МВФ Минску не предоставит. Естественно, переговоры могут идти и дальше, но эта тема сродни вечному поиску белорусской милицией авторов теракта от 4 июля 2008 года.

Россия предоставила Минску кредит, обещанный еще в декабре 2007 г. Между прочим, кредит Беларуси оказался единственным, выделенный зарубежному государству в период кризиса. Рейкьявик до сих так и не получил ни цента. Между тем сформировалась очередь желающих получить финансовую поддержку со стороны России, в которой даже Киев, по слухам, оказаться не против.

Кредит Беларуси оказался раздробленным на два транша. Фактически, Москва попыталась вогнать Минск в пошаговую стратегию (первый транш + меморандум открывает перспективу получения второго транша (февраль) , что вызвало в белорусском руководстве волну гнева – Минск привык брать, но не отвечать и, тем более, возвращать.

Так Абхазия и Южная Осетия аукнулись во второй раз.

В итоге кредит «завис» на три недели и только после 15 ноября, когда оформилась стратегия Кремля по приданию российскому рублю статуса региональной валюты, у Минска открылась возможность обойти меморандум.

Кредит был получен под обещания Минска перевести торговлю энергоносителями на российский рубль. Это автоматически предоставило второй шанс для белорусского руководства...

Сейчас Минск, стремясь срочно получить второй транш российского кредита, приступит к шантажу Москвы, используя в качестве предлога необходимость создания рублевой «массы» для развертывания рублевой нефтегазовой торговли. Меморандум попытаются обойти во второй раз уже российским рублем.

Задача, поставленная перед СМ РБ белорусским президентом проста: во что бы то ни стало вырвать деньги. Сейчас, еще до Нового Года, что разумно. Если второй транш придет в Минск в феврале, будет крайне сложно требовать еще один кредит в один и тот же 2009 год. Между тем нужда в деньгах у А. Лукашенко столь огромная, что он готов просить по два миллиарда хоть каждый месяц.

2. Задание на зиму 2008 - 2009

Задание на зиму 2008 - 2009 года простое, но от этого не менее тяжелое в исполнении: деньги, включая газ, что тоже деньги. Декабрь в этом случае месяц ключевой, как и февраль, так как к весне, судя по динамике последствий кризиса в белорусской экономике, без солидной внешней подпитки белорусскую экономику ждет дефолт. Даже два миллиарда ее не спасут. Нужно раза в 4, а то и в 5 больше.

Взять деньги с Запада не получится. За дрейф на Запад А. Лукашенко остался без половины российского кредита – придраться к Москве в данном случае невозможно. Обещано год назад – выполнено, а как – второстепенный для Москвы вопрос. Главное, что деньги выделены.

Экономическая формула «моста» пока не заработала и виной здесь не мировой финансовый кризис, а сама порочность придуманной схемы: на дешевых российских энергоносителях, полученных без вывозной пошлины из РФ по «союзному коридору», производить нефтепродукты по мировым ценам и на разницу закупать новейшие западные технологии, модернизировать белорусское производство и продавать продукцию по «союзному коридору» на российском рынке, по пути вышибая российских производителей с их собственного рынка. И так по кругу. Отсюда и заявление от 28 ноября А. Кобякова, что Беларусь ставит вопрос о снятии спецпошлины на экспорт российской нефти в Беларусь – Минску просто позарез нужен полноценный нефтяной оффшор в формате 2006 года. Отсюда же и призывы к Москве отказаться от таможенного контроля на границе России и Беларуси и перенести таможенный контроль на «внешние рубежи» Союзного Государства.

Минск буквально рвется в благословенный для него 2006 год – газ по внутрироссийской цене, нефтяной оффшор – «золотое дно», поставки на российский рынок тростникового «белорусского» сахара, польско-белорусского мяса и т.д.

Но поздно. Минск опоздал с формулой «моста». В ней есть изъян, являющийся политическим решением – «союзный коридор». Его можно перекрыть и, учитывая крайнюю рыхлость союзных соглашений и при этом формально не демонтировать «скелет» экономической интеграции. Это мгновенно обрушивает любые «мосты».

Подобное же политическое решение обрушит любые планы инвестиций в РБ. Достаточно ликвидировать белорусский энергетический «парник» и принять в рамках единого таможенного пространства меры в ответ на закрытие белорусского рынка для российского импорта, как от этих и так немногочисленных предложений не останется и следа.

Между прочим, скандал, организованный 27 ноября С. Сидорским в адрес чиновников белорусских ведомств, вроде как месяцами «тормозящих» некие «горящие» планы западных компаний по инвестированию в белорусскую экономику, никого не обманул. Самоубийц среди белорусской номенклатуры крайне мало. Просто С. Сидорскому нужно как-то объяснить причину отсутствия этих самых инвестиций. Ведь не скажешь, что Инвестиционный форум в Лондоне был фуршетом для своих и показухой для страны. Вот и найдены крайние - чиновники, грудью не пускающие миллиарды долларов в страну… Грустно все это.

Итак, задача поставлена – в декабре вытянуть деньги, в декабре добиться дешевого газа, в декабре заручиться новой финансовой помощью. В феврале – поздно. Можно улететь в дефолт.

Попутно во что бы то ни стало оградить диалог с Западом от Москвы. Деньги и диалог – залог четвертого строка президента А. Лукашенко.

Чтобы добиться всего этого, А Лукашенко нужно очень извернуться. Однако стоит помнить, что валютная проституция с двумя партнерами, из которых только одному будет предъявлен счет, обычно заканчивается скандалом. Похоже, что сорванный декабрьский Высший ГосСовет является только началом.

Андрей Суздальцев, Москва, 1 декабря 2008 года, Politoboz.com

<Ноябрь 2008
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
1234567
Декабрь 2008>
ПнВтСрЧтПтСбВс
24252627282930
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234
Политика