Последнее обновление: 25.11.2020 16:15

Круговая порука

Пьеса окончена тогда, когда она нас больше не интересует. Вот почему пьеса часто оканчивается прежде, чем она началась. (Жюль Ренар)

27 июня и в Беларуси состоялась очередная акция протеста – была проведена забастовка предпринимателей, работающих на многочисленных рынках страны. Формальной причиной для столь острого социального конфликта оказалась необходимость соблюдать введенный в 2012 г. технический регламент Таможенного союза о продукции легкой промышленности, что сразу, по словам представителей малого и среднего бизнеса, поставило под вопрос выживаемость солидной прослойки белорусского общества – людей, занятых, в основном, розничной торговлей. Проблема в том, что даже небольшие партии товара (одежда, обувь) согласно вводимому техрегламенту продавец обязан сертифицировать и маркировать единым знаком обращения продукции на рынке государств — членов ТС. Главная проблема заключается в том, что после 1 июля продавцы одежды обязаны предъявлять покупателям по их требованию сертификаты качества. В тоже время, получить такого рода сертификаты как в Москве, где сейчас сосредоточены основные оптовые рынки постсоветского пространства, так и в Казахстане – основной транзитной зоне поставок китайского ширпотреба на рынки СНГ, оказалось крайне затруднительно.

Стоит отметить, что рыночная торговля, помимо строительства и автосервиса, является наиболее распространенной сферой деятельности белорусского малого и среднего бизнеса, что само по себе представляет отдельную тему исследования, так как очень любопытно проанализировать причины столь серьезной задержки в его развитии. Тем не менее, считается, что от деятельности многочисленных рыночных предпринимателей в немалой степени зависит благополучие большинства малых и средних белорусских городов. В связи с этим забастовка предпринимателей оказалась весьма рейтинговым событием, привлекшим внимание не только белорусской общественности, но и интеграционных структур ТС-ЕЭП.

Однако…

На первый взгляд все вроде понятно и не вызывает особых проблем. Технические регламенты Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» и «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков» требуют сертификации товаров в розничной продаже. Ввод регламента «О безопасности продукции легкой промышленности» по решению белорусских властей должен был состояться на территории РБ с 1 июля 2013 года, что и создало ситуацию, когда техрегламент оказался в центре внимания не только предпринимателей, но белорусской общественности.

Стоит напомнить, что техническое регулирование является важнейшей частью деятельности Евразийской экономической комиссии, которая, помимо таможенных регламентов, активно занята упорядочиванием данного рода деятельности для всей зоны Таможенного союза – Единого экономического пространства.

Дальше начинаются загадки

Прежде всего, стоит напомнить, что данный технический регламент не являлся новостью для Беларуси, так как объявлен действующим 1 июля еще 2012 года. Белорусские власти, как впрочем, и российские и казахстанские, использовали продолжительные переходные периоды, продлевая срок окончательного ввода техрегламента на год. Вроде бы окончательной датой оказалось 1 июля 2013 года. Но на самом деле, переходный период по данному регламенту мог быть завершен 1 июля только 2014 года. Однако белорусские власти вдруг проявили невиданную прежде интеграционную прыть и объявили конечной датой ввода техрегламента дату на год раньше возможной отсрочки. Зачем? К чему такая спешка? Это первая загадка.

1 июля мгновенно стало датой предпринимательского Армагеддона. Закипевшие страсти в очередной раз продемонстрировали, что белорусские предприниматели продолжают жить и работать по принципу «авось, пронесет».

Однако, собственноручно установив крайний срок 1 июля, белорусские власти, проявляя присущее им лицемерие, откровенно «переводили стрелки» на ТС – ЕЭП. Мол, ничего сделать нельзя, ТС и, естественно, Москва, «душит». В данном случае белорусское руководство вдруг проявило невиданное ранее интеграционное упорство, стремясь на примере вышеназванного регламента продемонстрировать свою заботу о национальном бизнесе на уровне структур евразийской интеграции. Стоит напомнить, что до инцидента с техрегламентом, белорусские власти не отличались приверженностью к реальной, а не провозглашаемой поддержке мелкого и среднего бизнеса. Понятно, что данная «озабоченность» не могло не насторожить. Власти явно переигрывали. Зачем? Это вторая загадка.

Необходимо отметить, что некоторые подозрения вызвала пассионарность организации, ставшей главным организатором забастовки предпринимателей – РОО «Перспектива». Дело в том, что забастовка была объявлена уже после того, как стало известно о действиях властей, в принципе снимающих остроту конфликта на несколько месяцев. Несколько профильных министерств и ведомств республики подготовили свои предложения, главным из которых оказался перенос соблюдения частными предпринимателями техрегламента ТС по товарам легкой промышленности на 1 ноября 2013 года.

Нет сомнений, что руководство РОО «Перспектива» знало, что угроза отодвигается и более того, условия ввода техрегламента смягчаются. В частности, с 1 ноября 2013 года не предусмотрены меры воздействия на тех предпринимателей, который будут к данной дате торговать без сертификатов. Кроме того, предприниматели могут и не предъявлять сертификаты, если они докажут, что товар, которым они торгуют, уже был ввезен на территорию Таможенного союза. Как говорится, что уж больше… Тем не менее, 27 июня забастовка состоялась с большим успехом – больше 70% предпринимателей приняли в ней участие, что не осталось без комментариев СМИ стран – учредителей Таможенного сою за. Возникло ощущение, что информационный повод оказался главным результатом данной акции, так как уже 28 июня (пятница) были объявлены меры правительства, о которых говорилось выше (Совместное постановление Минторга, Минсельхозпрода, Минздрава и Госстандарта № 9/26/50/32 от 21 июня 2013 года). Это третья загадка.

«Ищите женщину…»

Итак, в чьих интересах была проведена данная акция? Кто от нее выиграл?

Формально, некоторую передышку получил белорусский малый и средний бизнес. Однако, при всем огромном уважении к труду белорусских индивидуальных предпринимателей, которым приходится зачастую просто выживать, ни для кого не является тайной, что на их прилавках зачастую лежит откровенная контрабанда, которая ввозится в республику по цене 3 евро за килограмм... На самом деле, рано или поздно сертифицировать продукцию легкой промышленности все-таки придется, так как это в определенном смысле является не только цивилизованной мерой, но и решением политическим.

Автор этих строк, в свое время (2010 г.) отмечал, что территория еще формируемого в то время Таможенного союза окажется зоной контрабандного ввоза продукции китайского легпрома. С учетом того, что основные таможенные границы Таможенного союза переданы под контроль белорусских и казахстанских таможенников, Москва столкнулась с проблемой анализа объема, номенклатуры и качества поступающей на российский рынок (до 92% рынка ТС) продукции легкой промышленности. Проблема в том, что таможни стран-партнеров по ТС работают исключительно в интересах Минска и Астаны, что привело к возмутительной ситуации, когда российские власти не могут разобраться, кто и на каких условиях торгует на российском рынке, не считаясь с интересами российского государства.

В итоге, идея о необходимости пресечения цунами контрабанды, которая обрушилась с востока и запада на российский рынок, путем направления на внешние границы ТС российских таможенников, приобретает в российском руководстве все больше сторонников. Проявлением данной тенденции стало заявление главы Минэкономразвития РФ о необходимости «присутствия российских таможенников на всей границе Таможенного союза», что должно хоть как-то ограничить контрабандный разгул, в который ударился Минск.

Понятно, что данная идея вызвала резко негативную реакцию со стороны Беларуси, где наиболее шумными протестами запомнилась оппозиция, обычно требующая от Москвы ограничить финансово – ресурсную поддержку режима А. Лукашенко. Любопытно то, что таможенный контроль официального Минска над частью таможенного периметра ТС, представляя фактически огромную финансовую синекуру, не вызывает озабоченности у большей части белорусского политического класса, включая оппонентов правящего режима. Однако, как только Москва заговорила об установлении контроля над «белорусским контрабандным терминалом, оппозиция тут же вспомнили о суверенитете республики, как своеобразной индульгенции на право белорусских властей обворовывать своих партнеров.

Возвращаясь к техрегламенту, необходимо отметить, что сертификация, по идее, должна была сыграть роль своеобразной внутренней таможенной границы, призванной хоть как-то ограничить поток контрабанды, что естественно, не может вызывать удовлетворения у белорусского руководства. Так что можно, сказать, что отсрочки введения техрегламента по продукции легкой промышленности необходимы не только белорусским предпринимателям, но и белорусским властям.

Разгадки

Естественно, вопрос о контрабанде, при всей его значимости, не может перекрыть другую проблему, с которой столкнулось белорусское руководство с осени 2012 г. – надвигающийся экономический кризис образца 2011 года. Всевозможные варианты по вытягиванию дополнительного финансирования из России, включая пресловутую «модернизацию», о которой белорусское руководство в чаду банкетов и приемов со штатными проститутками из минских казино, уже успешно забыло, не произвели на российское руководство какого-либо впечатления. Миллиардные кредиты, которые Минск вряд ли собирался возвращать, остались только в воображении высшего руководства республики. У официального Минска остается одна возможность для получения какой-либо финансовой поддержки из России – апелляция к интеграционной теме.

Белорусское руководство не скрывает своего разочарования тем, что евразийская интеграция только частично восполнила тот бесконечный источник ресурсов, включая белорусский нефтяной офшор, что был сформирован в рамках Союзного государства Беларуси и России и благополучно утерян после 2007 г. Если в рамках СГ помощь республике оказывалась практически безвозмездно, в лучшем случае в обмен на обещания будущего интеграционного рывка, то в ТС – ЕЭП интеграционные авансы требуется подкреплять как приватизацией, так и вводом в действие соглашений по формированию ЕЭП.

Попытки продлить и расширить интеграционные авансы закончились провалом. Во второй половине 2013 году РБ получает последний транш кредита ЕврАзЭс, условия которого белорусские власти выполнили избирательно, оставив за бортом приватизацию и начало необходимых преобразований в экономической системе республики. Дальше деньги можно выбивать только при помощи традиционной белорусской методики – скандалами и шантажом.

Именно отражением данной тактики и стала постепенно набирающая в республике ход многоплановая и многоцелевая информационно-пропагандистская кампания против участия Беларуси в евразийской интеграции. Основной компонент данной кампании, естественно, не имеет своей целью действительно покинуть ТС-ЕЭП, а скорее связан с попытками официального Минска навязать Москве темы компенсации Беларуси со стороны России, так как по версии белорусского руководства РБ несет серьезные интеграционные издержки. В свое время в рамках данной кампании к России предъявлялись претензии за автомобильный бум первой половины 2011 г. Затем, в 2012 году появилась тема о получении Минском компенсации за вступление России в ВТО и т.д. Это траектория продолжает активно развиваться. Но есть и другие, призванные не только поддержать правительственную тактику по вышибанию из России очередной поддержки, но и оказать напрямую давление на Москву.

В частности, постепенно к кампании присоединилась оппозиция, которая яростно критикует евразийскую ориентацию белорусский властей, что, в принципе понятно, учитывая, что основная часть оппонентов режима А. Лукашенко видят будущую Беларусь в составе ЕС. Их критика участия РБ в ТС носит принципиальный характер, но объективно способствует тактике белорусского руководства по переводу ответственности за негативный фон в экономике республики с официального Минска на интеграционный проект, инициированный в своё время Москвой.

В неожиданно проснувшемся движении белорусских предпринимателей, выступивших против техрегламентов Евразийской экономической комиссии, также обнаружились некоторые элементы кампании по давлению на Россию, как инициатора и спонсора евразийской интеграции. Акция состоялась в столь удачное для белорусских властей время, предоставив Минску просто бесценные, так сказать «народные» аргументы для давления на Москву, что сразу вызвало подозрения в её спонтанности. Слишком очевидна была внешнеполитическая составляющая забастовки на фоне почти открытой подготовки правительственными ведомствами предложений, фактически снимающих проблему сертификации для мелкого и среднего бизнеса на ближайшие месяцы, слишком демонстративным и не представляющий никакой угрозе движению предпринимателей оказался кратковременный арест его лидера и вдохновителя забастовок, слишком громким оказалось эхо от забастовки в структурах ТС и ЕЭП, чем не замедлит воспользоваться белорусская сторона в ЕЭК.

Стоит напомнить, что за три дня до начала забастовки РОО «Перспектива» поспешила объявить, что белорусские предприниматели планируют начать сбор подписей за выход Беларуси из состава Таможенного союза. Если данное заявление будет подкреплено реальными действиями, то повторится ситуация 2011 – 2012 годов, когда белорусские власти, заблокировав продвижение республики к интеграции в рамках ТС и ЕЭП, нашли оправдания в спровоцированном ими кризисе с Евросоюзом (выезд послов стран ЕС, проблема политических заключенных). Мол, не до интеграции и выполнения обязательств по кредиту ЕврАзЭс, когда «враг у ворот».

Сейчас, когда отношения с Брюсселем, в принципе, налаживаются, найден уже внутренний аргумент для получения дополнительных поддержек от Москвы – недовольство широких масс населения республики отсутствием, как считается, весомых дивидендов от ТС. Понятно, что углеводородные авансы в условиях отсутствия «растворительного» бизнеса не удовлетворяют аппетиты белорусских олигархов и «семьи», а доступ на российский рынок не решает проблему затоваренности складов белорусских предприятий… Естественно, опять не до реального реформирования белорусской экономики, что и требуют подписанные и ратифицированные руководством республики соглашения по вхождению РБ в ЕЭП. Режим ищет спасения и очень ловко находит себе поддержку даже у формальных оппонентов. А кто-то продолжает упорно утверждать, что буквально весь белорусский народ против режима А. Лукашенко…

Андрей Суздальцев, Москва, 1 июня 2013 года, Politoboz.com



blog comments powered by Disqus
<Июнь 2013
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
1234567
Июль 2013>
ПнВтСрЧтПтСбВс
24252627282930
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234
Политика