Последнее обновление: 05.06.2020 13:11

Новый враг (продолжение)

Стыдно робеть, закрываться перчаткою, / Ты уж не маленький!.. Волосом рус, / Видишь, стоит, изможден лихорадкою, /Высокорослый больной белорус:

Губы бескровные, веки упавшие, / Язвы на тощих руках, / Вечно в воде по колено стоявшие / Ноги опухли; колтун в волосах;

Ямою грудь, что на заступ старательно / Изо дня в день налегала весь век... / Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно: / Трудно свой хлеб добывал человек! (Н.Некрасов «Железная дорога» 1864 год)

Проблема выезда работоспособной части населения Беларуси за рубеж в поисках высокооплачиваемой работы постепенно становится одной из центральных в политической жизни республики, что естественно, так как трудовая миграция представляет сложный комплекс, как негативных, так и позитивных процессов, происходящих в современной политической и социально-экономической жизни белорусского государства. Не будет новостью и то, что лавинообразное расширение трудовой миграции является зримым итогом экономической политики белорусского руководства за последние восемнадцать лет.

Стоит напомнить, что белорусы в своей истории не впервые сталкиваются с необходимостью работы на стороне. «Отхожий промысел» испокон века был обычной практикой, позволяющей белорусскому крестьянству как-то выживать. Всем знакома поэма Н.А. Некрасова «Железная дорога», посвященная строительству первой в России железнодорожной магистрали Москва – Петербург, строки из которой использованы в качестве эпиграфа данной статьи. Белорусский гастарбайтер в конце XX и начале XXI века был вполне привычной фигурой российского социально-экономического ландшафта. Да и в советское время, включая послевоенное, поездки жителей республики на заработки не являлись чем-то экстраординарным. К примеру, сразу после 1945 года немало белорусов работало на угольных шахтах Донбасса.

Только в 1950-1980-е годы, когда благодаря помощи всего Советского Союза за время жизни практически одного поколения население республики вытянули из землянок, а в городах появились новейшие по тем временам производства, в Беларусь стали приезжать на работу из России и Украины. Причина была в том, что появившиеся в Беларуси квалифицированные рабочие места далеко не сразу могли быть заполнены выходцами из белорусского села. В республике была быстро развернута система профтехобразования.

В конце 1990 годов ситуация резко изменилась. Несмотря на то, что благодаря поддержке России Беларусь относительно стабильно пережила кризисные 1990-е годы, республика в те годы почти не столкнулась с деиндустриализацией, тем не менее, в первую очередь именно квалифицированные кадры стали искать заработка в России и ближайших странах Евросоюза.

Причины и следствия

Причины современной трудовой миграции белорусских граждан носят, в основном, социально-экономический характер и было бы неправильно считать, что политические поводы (неприятие существующего в республике политического строя, политики и личности А. Лукашенко) являются главными мотивами в стремлении белорусов покинуть родные дома и отправиться за тридевять земель в поисках работы.

Тем более, что первыми в сторону РФ направились как раз не этнические белорусы, а россияне – граждане республики, для которых Россия, в силу места рождения или наличия родственников, не являлась terra incognita и на которых не оказала серьезного влияния пропагандистская антироссийская истерия, годами не сходившая с белорусского телеэкрана. Следом, естественно, потянулись и этнические белорусы, для которых в конце 1990-х годов и в первом десятилетии 2000-х годов экономический интерес, безусловно, превалировал над внутриполитическими мотивами, которых в тот период вообще не просматривались.

Выезжающие в те годы на работу, к примеру, в Россию, считали, что социально-экономические причины, заставившие их покинуть дом, носят временный характер и связаны теми или иными происками Кремля, который не может примириться с «успехом» белорусской экономической модели и «завидует» популярности и «эффективности» А. Лукашенко. Выезд на заработки главы семьи (максимум со старшим сыном) воспринимался семьей и ближайшим окружением в качестве одноразового акта («заработать на машину», «надо купить квартиру» и т.д.). Вряд ли кто сомневался, ориентируясь на белорусскую государственную пропаганду, день и ночь расписывающую успехи экономической политики А. Лукашенко, что поездки на заработок скоро прекратятся. Однако к концу первого десятилетия XXI века ситуация стала меняться. Сейчас работа за рубежом стала привычным для солидной части белорусских домохозяйств.

После нефтегазового кризиса зимы 2006/2007 годов белорусская экономика столкнулась с необходимостью быстрой адаптации к неуклонно повышающимся ценам на импортные углеводороды. Уже к зиме 2007/2008 года («плачущий Сидорский») стало ясно, что без энергетических преференций со стороны России белорусская экономика существовать не может. Этот факт исключительно угнетающее подействовал на трудоспособное население республики. Появилось понимание неустойчивости и хлипкости всей столь распиаренной белорусской экономической модели. Возникли крайне негативные («будет только хуже…») и даже панические настроения и мнения («валить надо…»). К экономической мотивации стала присоединяться политическая.

К мировому экономическому кризису 2008-2009 наличие в РФ постоянного контингента белорусских гастарбайтеров, чему, между прочим, содействовал и социальный пакет, принятый в рамках Союзного государства Беларуси и России, стало привычным. Вместе с появлением и расширением постоянной занятости граждан республики в соседних странах, прежде всего в России, постепенно стал меняться и информационно-идеологический фон в самой Беларуси вокруг данного явления.

Проблема нарастает

Важным фактором, подтолкнувшим к такого рода эволюции оценок трудовой миграции стало изменение состава гастарбайтеров. Трудовая миграция из Беларуси, изначально охватив практически все слои белорусского общества, носила все-таки весьма избирательный характер. К примеру, с ростом промышленного производства в России в начале 2000-х годов из белорусского рабочего класса почти исчез его высококвалифицированный компонент. Тогда же началась миграция и мелкого и среднего бизнеса, которая продолжается до сих пор. Потянулась за рубеж техническая и творческая интеллигенция (журналисты и т.д.). После 2000 г. началась целая эпоха миграции рабочих строительных профессий.

К концу первого десятилетия XXI века обнаружилась сельскохозяйственная миграция в Брянскую и Смоленскую области России.

С 2009-2010 годов в России оказалось немало белорусских медработников (врачи и медсестры), а также учителей, бухгалтеров, работников торговли, ЖКХ и т.д., то есть объявилась женская трудовая миграция, что связано с тем, что на российской территории начался процесс воссоединения семей белорусских гастарбайтеров. Понятно, что в этом случае экономический эффект от трудовой миграции для республики резко снижается, а вот политические риски растут.

Финансовый эффект от трудовой миграции

В рамках неуклонно формирующейся в РБ миграционной экономики экономический эффект от экспорта трудовой силы, по идее, должен нарастать. Помимо денежных переводов, которые регулярно приходят в Беларусь, гастарбайтеры, возвращаясь домой, привозят валюту, которая расходуется в республике – покупается жилье, осуществляется строительство домов, приобретаются автотранспорт, строительные материалы, мебель, продукты питания, растут валютные вклады в белорусских банка.

Однако если к гастарбайтеру приезжает семья и остается с ним, то валютный ручеек в Беларусь резко сокращается (в лучшем случае остается забота о родственниках и стариках-пенсионерах) или совсем исчезает. Стоит отметить, что процесс выезда семей на постоянное место жительство в соседние страны по объективным причинам будет нарастать. Рано или поздно, семья снимается с места и отправляется к отцу или матери, которые за 3-4 года нахождения в другой стране получили более-менее стабильное место работы, которое исключает сезонность или вахтовый принцип. Стимулом становится и забота о детях, которые подрастают и их надо пристраивать учиться в зарубежные, в том числе российские вузы, которые в связи неуклонной деградацией белорусского высшего образования, предоставляют абитуриентам из Беларуси больше возможностей для получения адекватного современным реалиям образования.

Укоренение белорусов в России происходит исключительно быстро, чему способствует русский язык, близость культур и традиций, а также общее историческое прошлое. По наблюдениям, дети, родившиеся на территории России от гастарбайтеров из стран Центральной Азии, как правило, воспринимают Россию в качестве своей Родины и только внешне отличаются от детей-россиян. Русификация белорусских гастарбайтеров происходит буквально за одно поколение. Политическим итогом этого процесса является то, что за время президентства А. Лукашенко Беларусь оказалась близка к потере двух поколений наиболее активных и производительных граждан и их детей.

Вот здесь возникает своеобразный идеологический переворот. В семье, покинувшей Родину, необходимо согласие в отношении причин, заставивших оказаться пусть в близкой, но другой стране. Необходимо объяснить детям, новым знакомым и коллегам на работе. В этом случае помогает магическое слово «Лукашенко». Это почти пароль, что снимает все дальнейшие вопросы. Всем и так все ясно.

В итоге каждый белорусский гастарбайтер и члены его семьи уже самим фактом своего присутствия в той же России являются самыми эффективными пропагандистами против режима А. Лукашенко.

Политические версии

Как отмечалось, внимание к проблеме гастарбайтерства в Беларуси будет неуклонно нарастать. От этой проблемы уже не в силах отвертеться власть, ей начинают активно интересоваться оппозиционные политические круги.

Видимо белорусские власти только сейчас начинают понимать политическое значение белорусской трудовой миграции в Россию. Смикшировать политический эффект от этого явления они не в силах. Представляется, что руководство республики все-таки видит перед собой пример стран Центральной Азии и Молдавии, где иногда больше 50% ВВП обеспечивают денежные переводы трудовых ресурсов, но одновременно втягивает эти государства в воронку failed states, понимают масштаб опасностей, которые несет суверенитету и экономической независимости формирование миграционной экономики.

В ответ белорусские власти, словно зажмуривая глаза, как в детстве, пытаются публично принизить ее значение, то объявляя трудовую миграцию посылкой в Россию белорусских «специалистов», которых просят у Минска российские губернаторы, то преуменьшая ее масштаб: «Наверное, здесь (в вопросе о трудовой миграции – А.С.) больше все-таки ”страданий“ средств массовой информации, как государств енных, так и негосударственных. Это, во-первых. Во-вторых, то, что идет сегодня отток, переток (туда едут, к нам приезжают люди), это нормально, это не остановишь. И я не собираюсь здесь создавать какие-то препятствия. Третье. Помните, мы страдали по поводу того, что из Беларуси уезжают строители. Сегодня эти же строители возвращаются обратно, потому что у нас, в Беларуси, достаточно много интересных объектов, дорогостоящих, и объектов, особенно в Минске, в которые инвестируют иностранцы. Что греха таить, они и зарплату платят приличнее, чем наши. Но и наши в связи с этим подтягиваются. Таким образом, начинают возвращаться и те 2-3 тысячи строителей, которые уехали (?). Вопрос не в этом, а в том, что у нас действительно рабочих рук не хватает, хотя тоже благо, что у нас нет безработицы. Надо работать, как в сельском хозяйстве (!): надо модернизировать предприятия, и тогда численность нам такая не нужна будет. Вопрос тут не в том, что бедные наши предприятия не могут заплатить, поэтому все разъезжаются. Вопрос здесь гораздо глубже. Это извечный вопрос нашей независимой Беларуси. Поэтому и затеяна вся эта модернизация». (А. Лукашенко, 15.01.13, пресс-конференция).

Как видим, публично А. Лукашенко утверждает, что проблемы вообще нет, а уехало 2-3 тысячи строителей, которые уже возвращаются. Но любопытно то, что вроде люди и не нужны, так как справляться надо меньшим количеством работающих: «тогда численность нам такая не нужна будет». Но видимо, такая ситуация сложится только в «постмодернизированной» Беларуси.

Пока люди все-таки нужны…

Стоит обратить внимание на периодически предпринимаемые белорусскими СМИ попытки показать негативные примеры трудовые миграции из России в Беларусь по принципу «А мы предупреждали!». Белорусских рабочих обманывают, они гибнут на стройках, сгорают в бытовках, их даже берут в рабочее рабство на Северном Кавказе. Представляется, что учитывая масштаб трудовой миграции из Беларуси и размеры России, подобного рода эксцессов и в будущем будет немало, но обращает на себя внимание то, что после всех подобного рода сюжетов следует один и тот же вывод: «надо искать дома работу», «никуда больше не поеду», «и дома можно заработать те же деньги» и т.д.

Словно в дополнение к вышеназванным сюжетам иногда появляются опусы о российской трудовой миграции в Беларусь, что выглядит, скажем так, неправдоподобные и несколько анекдотичные.

Непосредственно к мифологии о российской трудовой миграции примыкает тема выбора россиянами Беларуси в качестве места жительства. Видима данная тематика в белорусском агитпропе на особом счету. В Интернете существуют блоги и сайты, рекламирующие переезд в Беларусь россиян, которые заинтересованы в работе и обучении своих детей, есть и специализированые сайты, представляющие услуги для переселения. Впрочем, не все так просто. Учитывая белорусскую относительную дешевизну, возможен переезд в РБ российских пенсионеров. В Китае, Черногории, Мальте и Египте появились целые поселения такой категории российских граждан. Возможны и иные варианты…

В любом случае просматривается серьезная пропагандистская работа белорусского агитпропа на два вектора. С одной стороны идет пропаганда лукашенковской Беларуси, в которую, судя по сайтам, мечтают перебраться миллионы россиян, а с другой стороны подпитывается мифологические настроения у самих белорусов, которым все соседи буквально обязаны «завидовать» и желать перебраться на постоянное место жительство в Беларусь. Белорусская статистика ежегодно сообщает, что переезжают… В тоже время, внятной государственной статистики о масштабах белорусской трудовой миграции нет, как нет и государственной политики в отношении растущему, как снежный ком выезду на заработки.

Гастарбайтер – враг

В целом, понятно, что власти республики относятся к трудовой миграции исключительно отрицательно. С одной стороны поездки на работу белорусских «специалистов» преподносят в старой парадигме позиционирования республики, как «сборочного цеха всего Советского Союза» с элементами бытового национализма, где центральное место отведено «лапотной, пропитой и криворукой» России, которая без белорусов «не справляется». С другой стороны, трудовая миграция представляется в качестве едва ли не предательства интересов белорусского государства. Как следствие, власти начинают фактическую войну против собственных граждан, посмевших отправиться в поисках лучшей доли из «процветающей Беларуси».

Наступление на гастрабайтеров носит как пропагандистско-информационный, так и экономический характер. Белорусские СМИ или замалчивают проблему отхожего промысла, либо объявляют их едва ли не дезертирами с трудового фронта. Местные власти проводят более грязную информационную политику – в одном из белорусских регионов умудрились возвращающихся из России гастарбайтеров объявить больными венерическими заболеваниями (http://intex-press.by/ru/933/news/11848/). Последний пример является показателем уровня не только интеллекта местных чиновников, но и традиционной безнаказанности административных органов в Беларуси. Страшно подумать, чтобы в подобном случае сделали мужики с такого рода чиновниками – «санитарами» в России. Местное небольшое восстание было бы обеспечено.

Сюда же необходимо отнести постоянные выпады в адрес трудовых мигрантов белорусских высших чиновников, заявляющих о необходимости перевода на особый режим оплаты гастарбайтерами услуг здравохранения. ЖКХ и т.д. При этом белорусскими администраторами как-то мгновенно забывается «социальный пакет» Союзного государства Беларуси и России, который подразумевает равный доступ к подобным благам граждан двух стран, без какой-либо дискриминации трудовых мигрантов.

Модернизируемся

15 января 2013 г. на своей пресс-конференции А. Лукашенко выдвинул универсальный рецепт решения проблемы трудовой миграции – модернизация промышленности (сельское хозяйство уже считается «модернизированным»). Учитывая, что зарубежных инвестиций для модернизации по-белорусски почти нет, то, скорее всего, А. Лукашенко будет искать на нее деньги в России. Проще говоря, потребуется еще один масштабный кредит, фабула которого будет звучать опять–таки парадоксально (парадоксы – постоянные спутники белорусской политики): Россия должна предоставить кредит для модернизации белорусских предприятий, что позволит вернуть домой из той же России белорусских трудовых мигрантов. Это России нужно? Сомнительно. Скорее Россия с большим удовольствием импортировала бы из Беларуси трудовых мигрантов на свой рынок труда, чем допустила бы товарный белорусский экспорт на свой рынок товаров.

Стоит напомнить, что основным принципом функционирования Единого экономического пространства является свобода перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Вряд ли можно считать интеграционными мерами угрозы заражения сифилисом жен белорусских гастарбайтеров, вернувшихся из России.

В настоящее время А. Лукашенко уверовал в модернизацию, которой, однако, как выяснилось, сейчас мешают исключительно сами белорусские рабочие, стремящиеся ускользнуть за кордон.

Вот тебе бабушка и Юрьев день

Апофеозом такой «модернизационной» политики в стиле строительства Беломор-Балтийского канала стали знаменитые декреты, запретившие увольнение рабочих с определенных предприятий («белорусское крепостное право»). Любопытно то, что ликвидируя на «модернизируемых» предприятиях «Юрьев день», власти, в принципе, расписываются в собственном провале – они опоздали на годы и десятилетия, а сейчас готовы обнести заводы и стройки, да что уж мелочиться, всю страну колючей проволокой, чтобы народ не разбежался: «Я, может быть, жестко, признаюсь, обошелся с деревообработчиками, когда был подписан декрет, который фактически запрещает увольняться работникам, специалистам и руководителям этих предприятий по крайней мере до ноября, пока они не закончат модернизацию. Вы меня поймите: мы вырезали из бюджета и банков огромные ресурсы, выделили, мы гарантировали иностранные кредитные линии на миллионы, сотни миллионов долларов, закупили оборудование. И трудовые коллективы (!) вместе с руководителями эту программу провалили». А. Лукашенко, 15.01.13, пресс-конференция).

Логика феноменальная: в провале модернизации виноваты сами рабочие, которые не желают зарабатывать хорошие деньги дома, но завтра, а рвутся в Россию за длинным рублем, но сегодня… По-видимому, белорусские власти в проблеме трудовой миграции зашли в тупик и находятся в демагогической истерии.

Европейская Куба

Любопытно, что в политических кругах, противостоящих правящему режиму, подозревают А.Лукашенко в сознательном раскручивании трудовой миграции, так как, мол, страну покидают наиболее активные ее граждане, а следом направляются семьи и в целом Беларусь пустеет, что только на пользу режиму – некому А. Лукашенко свергать и с белорусского президента постепенно снимается задача «кормить» большое население.

Безусловно, столь, скажем так, странное объяснение феномена белорусской трудовой миграции имело бы какой-то смысл, если бы начался процесс освобождения от лишней и неквалифицированной рабочей силы, на уже вышедших на мировой уровень предприятия, но ведь такого процесса нет и он вряд ли он когда-либо начнется.

Но пока мы можем наблюдать объективный процесс трудовой и социальной селекции Беларуси, которая все больше кубанизируется. Цвет нации в Майами (Москва, Варшава и т.д.), а на Родине пенсионеры, наркоманы, алкоголики, проститутки для обслуживания многочисленных казино и низкоквалифицированный рабочий класс, который никому не нужен. Между прочим, за годы власти на Острове свободы братьев Кастро, Куба сильно «почернела».

Другое дело, что депопуляция Беларуси и так идет неудержимо, но вряд ли А. Лукашенко не понимает, что пустой земля в центре Европы не будет. Вместе с изменением этнического состава населения изменится и власть. Вряд ли А. Лукашенко захочет в итоге уступить свой пост какому-нибудь уже белорусскому хуацяо, для которого, он, между тем, уже сейчас является местным туземным князьком…

Трудовая миграция подрывает массовую базу оппозиции, так как в первых рядах выезжают действительно не только самые квалифицированные и образованные, но и потенциально самые политически активные. Но ведь та же белорусская оппозиция в свое время упустила этот потенциал. Власть не обеспечила заработок, а ее оппоненты не дали надежду на радикальное улучшение ситуации. Вот как раз здесь и проявился политико-социальный эффект череды бесконечных и запрограммированных политических поражений на каждых очередных выборах, игры в демократию на плацу концлагеря под прицелом пулеметчиков на вышках…

Люди потеряли надежду. В этом и заключается современный политический смысл трудовой миграции из Беларуси – уезжают, так как не видят для себя и своей страны будущего.

Андрей Суздальцев, Москва, 3 февраля 2013 года, Politoboz

blog comments powered by Disqus
<Январь 2013
ПнВтСрЧтПтСбВс
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910
Февраль 2013>
ПнВтСрЧтПтСбВс
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728123
45678910
Политика