Последнее обновление: 22.02.2020 09:14

Романчук: Выборы-2010 – до и после (Правасдача)

Президентская кампания 2010 года в Беларуси стала важнейшим политическим событием в стране. Ее ход и результаты оказали серьезное влияние на состояние общества, правительства и характер взаимоотношений с внешним миром. На данном этапе мы можем подвести только предварительные результаты кампании, поскольку многие ее основные участники находятся в тюрьме, и идет следствие по событиям в Минске 19 декабря.

Условия проведения президентской кампании: экономика

Президентская кампания 2010 года в Беларуси имела целый ряд особенностей. Первое. Она проходила в год после резкого ухудшения экономического состояния Беларуси в 2009 году. Экономический кризис оказал негативное влияние на состояние бюджета страны и финансов предприятий. Ситуацию усугубило сокращение энергетической субсидии со стороны России с ~13% в 2009г. до ~8% в 2010г. Тем не менее, правительство сумело мобилизовать внутренние ресурсы для противодействия кризису.

Помогли внешние кредиты, при помощи которых удалось не допустить девальвации белорусского рубля. Мощная кредитная накачка (увеличение объема кредитования более чем на 40% за 2010 год) вкупе с благоприятным внешним спросом на калийные удобрения, металлы, продовольствие позволили правительству сохранить экономическую стабильность и даже увеличить зарплату и пенсии.

В долларовом выражении зарплата за январь – ноябрь в среднем в месяц составила $405. Это на 14,4% больше, чем за аналогичный период 2009г. В евро зарплата составила 305 евро, что на 18,2% больше. Средняя пенсия в декабре составила US195 или 143 евро. Для сравнения пенсия в декабре 2009 года была $151 (рост за 2010г. год на 29,1%) или 103 евро (увеличение за 2010г. на 38,8%). Предприятия продолжали работать в режиме запрета на увольнение работников. Официально зарегистрированных безработным в стране не больше 1%.

Правительство лишь в незначительной степени увеличило тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Расходы на них в бюджете средней белорусской семьи не превышают 8%. То же самое было с ценами на билеты в общественном транспорте, электроэнергию, газ и телефонную связь. Для многих избирателей такой набор экономических и социальных факторов обозначал наличие в стране стабильности и правильность выбранного курса. В таких условиях акцент отдельных кандидатов в президентской кампании на глубокий экономических кризис себя не оправдал. Свой электорат этих кандидатов поддержал их и без этих экономических оценок, а выйти за пределы этой группы противников А. Лукашенко они не смогли.

Условия проведения президентской кампании: оппозиция

Осенью 2009 года Объединенная гражданская партия (ОГП) предложила своим коллегам по демократическому лагерю процедуру выхода на единого кандидата. Предполагалось, что в отдельных городах страны будут проведены праймериз. Эту, как и иные попытки демократических партий, входящих в состав коалиции «Объединенные демократические силы», проигнорировал экс-кандидат в президенты Александр Милинкевич. В мае 2010 года он же не согласился с предложением правоцентристских партий выдвинуть единого кандидата от этой группы политических организаций. Таким образом, к июню 2010 года стало очевидно, что единого кандидата от демократических сил не будет. А. Милинкевич вплоть до самого начала кампании заявлял о своем участи в ней, отвлекая активистов и ресурсы. В сентябре 2010г. политик, который заблокировал процесс объединения демократических сил, отказался от участия в президентской кампании.

В середине 2010 года появились новые претенденты на президентский пост. Гражданская инициатива «Говори правду», подкрепленная существенными по белорусским меркам ресурсами, продвигала в качестве претендента на пост кандидата в президенты поэта Владимира Некляева. С мая до августа 2010 года он активно сотрудничал с Объединенной гражданской партией (ОГП), но потом, перед началом президентской кампании вышел из этого партнерства. Самая обеспеченная ресурсами кампания В. Некляева вобрала в себя представителей разных политических партий, общественных организаций и политически активных предпринимателей.

Вторым новым, значимым участником президентской кампании стал Андрей Санников, руководитель проекта популярного сайта «Хартия 97». Он также сумел мобилизовать в свою поддержку представителей гражданской кампании «Европейская Беларусь», часть активистов Белорусского народного фронта (БНФ) и некоторых других партий. Он также отказался участвовать в процессе выдвижения единого кандидата.

В мае 2010 года Объединенная гражданская партия впервые за свою историю решила выдвинуть претендентом в кандидаты в президенты своего представителя, заместителя председателя Ярослава Романчука. Вся кампания была организована и проведена силами ОГП. Несмотря на то, что члены ОГП участвовали в кампании еще, как минимум, двух кандидатов, Я. Романчук легко собрал необходимое число подписей и был зарегистрирован кандидатом в президенты.

В. Некляев, Я. Романчук и А. Санников провели самые яркие кампании. Опросы независимых социологических служб, опросы на выходе из избирательных участков, проведенные 19 декабря, показали, что эти три кандидата стали лидерами президентской кампании (не считая действующего главы государства). Кроме них кандидатами в президенты стали Г. Костусев, представитель Белорусского народного фронта, В. Римашевский, сопредседатель незарегистрированной партии Белорусская христианская демократия, Николай Статкевич, бывший лидер социал-демократической партии, Алесь Михалевич, бывший вице-председатель БНФ, малоизвестные предприниматели Д. Усс и Виктор Терещенко. Сам факт регистрации девяти альтернативных действующему президенту, по оценке экспертов, стал видоизмененной формой фальсификации властей. Среди девяти зарегистрированных реальные подписи сумели собрать три кандидата в президенты.

У этих кандидатов были разные подходы к проведению кампании, разные цели. Раскрутка и укрепление партийных структур (Р. Костусев из БНФ, В. Рымашевский из БХД), создание нового политического центра и переформатирование традиционной оппозиции (В. Некляев, А. Санников), увеличение числа сторонников рыночных перемен и расширение сторонников ОГП (Я. Романчук), раскрутка своего «я» (А. Михалевич, Н. Статкевич, В. Терещенко).

Было и остается много спекуляций в отношении источников финансирования кампаний разных кандидатов. Часты были обвинения в том, что часть кандидатов финансируется из России, другая – Западом. Были и остаются спекуляции, что часть кандидатов в президенты участвовали в разных проектах, которые прямо или косвенно координировались командой А. Лукашенко.

Сбор подписей за выдвижение в кандидаты в президенты, ход кампании показал, что в Беларуси проводилась не одна оппозиционная существующим властям кампания, а девять раздельных, разных, существенно отличающихся друг от друга кампаний. Координации между кандидатами практически не было. Разве только в ноябре В. Некляев и А. Санников устно договорились координировать свои действия во время кампании, не подписывая при этом никаких соглашений и не создавая формальной коалиции.

За редким исключением кандидаты в президенты не критиковали друг друга. Власти же через полностью контролируемые СМИ представляла всех кандидатов, как одно целое, как все ту же оппозицию, которая ни на что не способна, только критиковать Лукашенко, только бунтовать и представлять малую группу радикально настроенных людей. Тем самым власти делали все, чтобы не позволить кандидатам в президенты расширить поддержку демократических сил, увеличить число сторонников перемен, т. е. выйти за рамки 20-процентного так называемого демократического «гетто».

Условия проведения президентской кампании: власть и Запад

Поведение власти во время подготовки и проведения президентской кампании 2010 года отличалось от поведения 2001 и 2006 годов. В период с весны до начала кампании в ноябре 2010г. потенциальные кандидаты в президенты могли организовывать встречи в регионах, тренинги потенциальных членов своей команды, региональные ассамблеи демократических сил, акции по сбору подписей и т.д. За исключением одномоментных, массовых арестов руководства и активистов кампании «Говори правду» в мае 2010 года (они закончились 3-дневными тюремными сроками и конфискацией техники и оборудования)

Сбор подписей за выдвижение в кандидаты в президенты также проходил в ситуации показательной толерантности властей. Впервые подписи можно было собирать в пикетах практически в любой части страны, не спрашивая разрешения на их проведение. Не было задержаний за ночные пикеты, за уличные акции под видом пикетов и за сбор подписей по квартирам. Даже за распространение информации отдельными кандидатами на этапе сбора подписей, что формально является поводом для нерегистрации или ее аннулирования. Впервые кандидаты в президенты получили возможность представить свою программу в прямом эфире белорусского ТВ и радио (2 раза по полчаса). Тем не менее, все ТВ выступления кандидатов закончились за две недели до даты выборов. А. Лукашенко же использовал всю мощь официальных СМИ.

Высокопоставленные представители ЕС и США посещали Минск, встречаясь с А. Лукашенко. Столько внимания со стороны президента Литвы Д. Грибаускайте, министров иностранных дел Италии, Германии и Польши, высокопоставленных чиновников ЕС, Германии, Чехии и других стран создавали атмосферу скорой разморозки отношений между официальным Минском и странами Европейского Союза. Тот факт, что американская PR компания помогала делать кампанию главе государства, также свидетельствовало о возможности изменения отношений между Беларусью и Западом. На скорое изменение отношения к А. Лукашенко указывал также визит представителей авторитетных американских аналитических центров. Они тоже были уверены в том, что Беларусь начинает новую страницу взаимоотношений с Западом. Глава государства сумел «продать» Западу тезис о российской угрозе суверенитету Беларуси и убедил представителей ЕС и США, что он готов к постепенному потеплению отношений с Западом. Одним из сценариев такого развития ситуации было вхождение представителей «конструктивной оппозиции» в парламент на будущих парламентских выборах. Так или иначе, Запад на данном этапе был готов идти на модель управляемой демократии, считая ее шагов вперед по сравнению с действующим авторитаризмом.

Судя по тому, что традиционные демократические силы получали минимальную за последние 10 лет поддержку от Запада, а также учитывая тот факт, что разные страны ЕС пытались вести диалог с официальным Минском, вместо того чтобы выступать посредником в диалоге между властям и демократическими силами, можно было ожидать полного или частичного (условного) признания результатов президентских выборов. Для этого белорусским властям нужно было создать видимость честного подсчета голосов и не допустить силовых действий после окончания выборов вечером 19 декабря. Страны ЕС неоднократно высказывали разочарование «традиционной оппозицией», в первую очередь, действиями политических партий. Они настаивали на том, чтобы единым лидером белорусской оппозиции был А. Милинкевич. Такое искусственное навязывание лидера оказалось нереалистичным и контрпродуктивным, рассказывающим единство демократических сил. В такой ситуации страны ЕС решили свести до минимума поддержку демократических партий и попытаться рассматривать иные политические фигуры, в первую очередь, В. Некляева.

Несмотря на целый ряд изменений, которые свидетельствовали о мягкой политической либерализации во время проведения кампании, целый ряд ключевых параметров политической и правовой среды оставались неизменными. Во-первых, власти практически изолировали демократические силы и гражданское общество от участия в участковых избирательных комиссиях, где происходит подсчет голосов. Их представители составляли всего 0,27% от общего количества участников участковых избирательных комиссий. Во-вторых, не изменился режим досрочного голосования, который является одним из самых легких способов фальсификации голосов (нет полноценного контроля наблюдателей за урнами для досрочного голосования). В-третьих, в государственных электронных СМИ и массовых государственных газетах в течение всей кампании доминировал глава государства. Как показал контент анализ СМИ, около 90% времени о выборах было посвящено положительному описанию А. Лукашенко. Все остальные кандидаты описывались в негативном или, в крайней случае, в нейтральном свете. В-четвертых, власти всячески препятствовали проведению независимых социологических исследований и exit-poll-ов. Наконец, в-пятых, не поменялись механизмы и способы подсчета голосов после закрытия избирательных участков и возможности наблюдателей реально наблюдать за подсчетом.

Выборы без честного, открытого подсчета голосов не могут считаться выборами, не могут быть признаны свободными и демократическими. Несмотря на все эти факторы, многие европейские политики вплоть до вечера 19 декабря были склонны думать, что официальный Минск все-таки до конца выдержит взятую тональность президентской кампании, не допустит применения силы, что позволит хотя бы частично признать выборы и зафиксировать «значительный прогресс». Не получилось. Разные сценарии разных кандидатов в президенты были перечеркнуты решением А. Лукашенко ночью 19 декабря. Вопрос о том, чем это был сценарий остается открытым. Достоверно известно лишь то, что лично А. Лукашенко принял решение о его реализации.

Условия проведения президентской кампании: Россия

В то время как официальный Минск демонстрировал улучшение отношений со странами Евросоюза, во время президентской кампании отношения с Кремлем резко ухудшились. Канал НТВ показал целую серию документальных фильмов «Крестный батька», в которых прозвучали жесткие обвинения А. Лукашенко и его команды в совершении преступлений. Обвинения Кремля в «безмозглой политике» вызвали в Москве реакцию в виде критических материалов по ТВ каналам и в печатных СМИ, а также жесткие видео комментарии в блоге президента РФ Д. Медведева. Официальный Минск даже подал в суд СНГ на Россию за взимание экспортных таможенных пошли на нефтепродукты. Конфликт по нефтепродуктам не был решен до конца 2010 года. «Газпром» также отказался пересматривать условия поставки газа. Правительство В. Путина также не согласилось с выделением государственных кредитов Беларуси. Ситуацию не исправило подписание Беларусью документов о Таможенном союзе России, Казахстана и Беларуси 5 июля 2010 года.

Во время президентской кампании впервые зазвучали предположения, что Россия не признает результаты президентских выборов, что она может сформировать единую миссию наблюдения с ОБСЕ. Все больше людей в Беларуси видело конфликт между А. Лукашенко и Кремлем, рассматривая его, как конфликт между Беларусью и Россией.

На этот раз Кремль не имел того кандидата в президенты, который бы поддерживал его позицию. Попытки заручиться поддержкой Кремля осуществляли В. Некляев и А. Санников. Трудно сказать, была ли оказана им реальная поддержка, но по российским ТВ каналам больше всего внимания уделялось В. Некляеву.

В августе 2010 года ОГП провела в Москве очередную конференцию по проблематике белорусско-российских отношений, но главное предложение Я. Романчука – создание полноценной зоны свободной торговли между Беларусью и Россией – не нашло интереса среди официальных структур России.

Кульминацией белорусско-российских отношений во время президентской кампании стали события 9-10 декабря, когда А. Лукашенко, Д. Медведев и Н. Назарбаев подписали документы о создании Единого экономического пространства Беларуси, России и Казахстана. Состоялась также двусторонняя встреча А. Лукашенко и Д. Медведева. Вне зависимости от содержания подписанных документов эти события стали мощным катализатором для президентской кампании А. Лукашенко. Менее чем за 2 недели до даты выборов А. Лукашенко предстал в белорусских СМИ а) победителем в отношениях с Россией, б) эффективным борцом с глобальным и локальным экономическим кризисом, в) договороспособным лидером в отношении со странами ЕС и США, а также г) терпимым в отношении своих оппонентов, которым дали возможность проводить относительно свободную кампанию.

Ход президентской кампании

Президентская кампания создала уникальную возможность расширить число сторонников перемен, демократии и европейского выбора Беларуси. Властям нужна была легитимизация, за которую они пошли на проведение относительно свободной кампании со стороны своих оппонентов. Власти делали все, чтобы, во-первых, не допустить консолидации демократических сил и выхода на единого кандидата, во-вторых, выхода сторонников перемен за пределы своей традиционной электоральной группы поддержки (20-25%), в-третьих, представления гражданам страны позитивной программной альтернативы, в-четвертых, сохранить в глазах избирателей имидж оппозиции, как людей, которые просто не любят Лукашенко, всю деятельность сводят только к митингам, демонстрациям и уличным формам протеста и не имеют опыта и знаний руководить страной.

К сожалению, властям в значительной степени удалось добиться выполнения этих задач. Часть кампания альтернативных кандидатов была построена на тезисе «Лукашенко – плохой, я – хороший. Выбери меня!» Она была направлена на мобилизацию твердого оппозиционного электората и его перераспределение в свою пользу. К ним относится кампания Н. Статкевича и А. Санникова. В. Некляев начинал подготовку к кампании, опираясь на широкие гражданские инициативы, но в течение самой кампании свел ее к критике А. Лукашенко. Г. Костусев и В. Рымашевский проводили кампании по консолидации своих партийных структур и раскрутке своего лидерства в данных структурах. А. Михалевич вел кампанию в расчете на то, что он потенциально может занять место А. Милинкевича в «конструктивном» политическом движении, которое может получить места в будущем парламенте.

Президентская кампания Ярослава Романчука отличалась от всех остальных кампаний. Сам факт, что ОГП решило выдвинуть в качестве кандидата в президенты именно Ярослава Романчука, говорит о стремлении расширить число сторонников перемен и делать акцент на темах, которые были интересны наибольшему числу избирателей (рабочие места, цены, сбережения, качество услуг здравоохранения и образования, качество госуправления). А. Лебедько, председатель ОГП стал одним из основных стейкхолдеров конструктивной, позитивной кампании, в которой обсуждались исключительно проблемы, которые (по социологическим опросам) больше всего волновали людей, но вообще не упоминался действующий глава государства.

С июня по сентябрь 2010 года Я. Романчук и ОГП проводили презентации разработанной программы «Миллион новых рабочих мест для Беларуси». Данная программа стала основной президентской программы Я. Романчука. На этапе сбора подписей кандидат в президенты от ОГП участвовал более чем в 50 пикетах, а в целом по стране было проведено более 400 пикетов.

Основной акцент был сделан на встречи в регионах (за 29 дней кампании были проведены встречи в 35 городах), активную работу в интернете (через социальные сети (ВКонтакте, Facebook) и распространение информационных материалов. Такое содержание кампании позволило расширить число сторонников не только ОГП, но и рыночных, европейских преобразований в целом.

Власти противодействовали такой конструктивной кампании, но при этом основной лозунг кампании «Миллион новых рабочих мест для Беларуси» был включен в официальную программу властей. Президентская программа А. Лукашенко повторяла 2/3 тезисов программы Я. Романчука, которая была презентована по всей стране с июня 2010 года. Уже после выборов новый премьер-министр Беларуси М. Мясникович публично заявил о необходимости создания в стране миллиона новых рабочих мест. Власти декларируют поддержку предпринимательству, копируя положения предвыборной программы Я. Романчука.

К сожалению, предложение Я. Романчука в ноябре 2010 года, перед началом кампании, выработать единую программу для всех альтернативных кандидатов, не нашло поддержки у других кандидатов (за исключением В. Рымашевского). При этом В. Некляев и А. Санников делали ему предложения снять свою кандидатуру и присоединиться к их команде.

В течение кампании Н. Статкевич, В. Рымашевский проводили митинг на Октябрьской площади в Минске. Задержанных не было. В. Некляев и А. Санников проводили встречу с избирателями на площадке возле ж/д вокзала. На этих встречах присутствовало около 1000 человек. Других массовых акций во время кампании не проводилось. При этом практически все кандидаты в президенты поддержали предложение собраться на Октябрьской площади в Минске в 20.00, после окончания президентской кампании. Они призвали людей прийти на Площадь для проведения исключительно мирной акции, для выражения отношения к официальным предварительным результатам, которые Центральная избирательная комиссия должна была огласить 19 декабря после 20.00.

В. Некляев, А. Санников и Н. Статкевич публично взяли на себя ответственность за проведение Площади. В. Римашевский, Г. Костусев, А. Михалевич, В. Усс также выразили согласие участвовать в акции на Площади 19 декабря. Я. Романчук на пресс-конференции за два дня до 19 декабря заявил о готовности взять на себя ответственность за проведение в стране рыночных реформ и призвал своих сторонников присоединиться к мирной гражданской акции на Площади.

В течение кампании кандидаты в президенты практически не критиковали друг друга. При этом каждый вел свою кампанию, обращаясь к своей электоральной группе. В результате к 19 декабря поддержка всех альтернативных кандидатов была выше, чем единого кандидата на президентских выборах 2006 года.

Социологические данные и официальные результаты

Разные независимые социологические исследования в течение месяца президентской кампании показывали рост популярности демократических кандидатов. По данным Российского Агентства эффективных коммуникаций INSIDE проводило общенациональный репрезентативный соцопрос в период с 1 по 7 декабря. Согласно ему популярность А. Лукашенко составляла около 40%, а все демократические кандидаты вместе набирали больше голосов. Среди демократических кандидатов лидерами были В. Некляев, А. Санников и Я. Романчук. Их популярность варьировала от 8 до 12% каждого. Социологический опрос был проведен в декабре также по заказу телеканала Белсат. Результаты были следующими. Поддержка А. Лукашенко составляла 30,5%, В. Некляева – 13,7%, А. Санникова – 10,9%, Я. Романчука – 8,7%.

Агентство эффективных коммуникаций INSIDE также проводило опрос методом опроса на выходе с избирательного участка. Exit poll проводился на 20 участковых избирательных участках 4 городах страны: в Минске, Бресте, Витебске и Лиде. По данным на 16.00 за А. Лукашенко проголосовало 38,1%, В. Некляева 11,7%, А. Санникова – 11,6%, Я. Романчука – 9,9%.

В начале декабря российский Международный центр социологических и маркетинговых исследований SOCIUM объявил результаты опрос «Предвыборная ситуация в Республике Беларусь». Согласно нему популярность А. Лукашенко составила 31,4%, у В. Некляева было 15,1%, А. Санникова 10,6%, Я. Романчука – 8,2%.

Опросы общественного мнения, проводимые социологическими службами по заказу белорусских властей, давали совершенно иные результаты. В них А. Лукашенко имел от 70 до 75% поддержки, а рейтинг самого популярного из альтернативных кандидатов не превышал 5%. То же самое касается опросов на выходе, которые проводила одна украинская социологическая служба по заказу белорусского телевидения.

Официальные результаты, оглашенные сразу после выборов выглядят следующим образом. При официальной явке в 90,65% за А. Лукашенко проголосовало 79,65%. Больше всех демократических кандидатов, по подсчету ЦИК, набрал А. Санников – 2,43%. За ним следуют Я. Романчук (1,98%), Р. Костусев (1,97%) В. Некляев (1,78%).

Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) провел общенациональный репрезентативный опрос (1511 опрошенных face to face). Согласно данным этого института за А. Лукашенко проголосовали 51,1%, за В. Некляева 8,3%, за А. Санникова – 6,1%, В. Римашевского – 3,7%, Я. Романчука – 3,2%.

Такой разнобой в оценках результатов выборов, характер подсчета голосов и наблюдения за подсчетом голосов, многочисленные факты фальсификации, установленные наблюдателями, позволяют говорить о том, что официально оглашенные результаты выборов не соответствуют действительности.

19 декабря: что произошло после выборов

19 декабря сам ход голосования не предвещал серьезной эскалации напряжения в обществе и использования силы против демократических сил. К 20.00 на Октябрьскую площадь начали подходить тысячи избирателей. До дня голосования уже было задержано несколько представителей молодежных организаций. Около 19.20 возле своего офиса был избит кандидат в президенты В. Некляев. До сих пор все обстоятельства этого задержания остаются не выясненными. В. Некляев был доставлен в больницу, где и пребывал во время событий в центре Минска.

На Октябрьской площади должен был состояться мирный митинг, гражданская акция демократических сил. На ней были практически все кандидаты в президенты. В период с 20.00 по 20.40 стало очевидно, что плана проведения мероприятия на Октябрьской площади у тех людей и структур, которые публично брали на себя ответственность за него, не было. Адекватной звукоусиливающей аппаратуры не было. Выступления кандидатов в президенты были краткими. Люди ждали, что будет дальше.

19 декабря для демократических сил главное было не допустить провокаций, использования силы, тех действий, которые могли бы быть расценены, как дискредитирующие конструктивный, мирный характер сторонников перемен. Казалось, что и власти во время подготовки и проведения этой кампании вели себя так, чтобы получить признание Запада и возможность разморозить отношения с Западом.

Примерно в 20.40 после краткого разговора между собой решение двигаться (то ли к администрации президента, то ли к зданию Дома правительства) приняли А. Санников и Н. Статкевич. Около 20 тысяч людей двинулись с одной площади в центре Минска на другую. Как стало известно в течение следующей недели, именно на площади Независимости, у здания Дома правительства готовилась к провокациям милиция Беларуси. Разные источники по-разному оценивали факт подготовки здания Дома правительства к потенциальному отражению нападения. Одна версия – это была провокация, спланированная или инспирированная российскими спецслужбами. Вторая – это была провокация, разработанная и реализованная белорусскими силовыми структурами. Третья – это был план отдельных кандидатов в президенты. Им нужна была динамика, демонстрация успеха на выборах и требования у властей провести второй тур или повторные президентские выборы без действующего президента.

Вне зависимости от того, кто готовил акцию/провокацию, очевидно, что люди пошли на площадь Независимости, к Дому правительства после того, как А. Санников, Н. Статкевич приняли решение «идти». На площади кроме В. Некляева были руководители его штаба. Если у них был иной сценарий, то они его не огласили, т. е. согласились идти в то место, которое, как утверждали разные источники до 19 декабря, являлось а) ловушкой для провокаторов ФСБ, в том числе сотрудничающих с белорусскими силовыми структурами (версия А. Илларионова, Ю. Латыниной, Б. Березовского), б) ловушкой для провокаторов белорусских спецслужб, в) местом проведения акции, заранее спланированной отдельными кандидатами. Те лидеры и структуры, которые публично заявляли о том, что они несут ответственность за мирное проведение Площади, обязаны были знать о том, что площадь у Дома правительства является место очень высокого риска провокаций. Целесообразности похода на другую площадь, чтобы там послушать выступления и разойтись по домам, тоже не было.

Власти же утверждают, приводя в качестве доказательства а) действия активистов демократических структур по ломанию дверей и битью стекол, б) призывы отдельных кандидатов идти на переговоры в Дом правительства (и это в воскресенье в 23.00), в) использование силы только после того, как были предприняты действия демонстрантов войти в Дом правительства, что план захвата Дома правительства был заранее составлен отдельными кандидатами в президенты. Его пресекли действия силовых структур. Они были жестокими, брутальными и привели к телесным повреждениям многих демонстрантов.

Ночью с 19 на 20 декабря были арестованы около 700 человек, включая семь кандидатов в президенты. Ночью из своей квартиры был в грубой форме извлечен и арестован председатель ОГП Анатолий Лебедько. Были взяты под стражу активисты и руководители кампании В. Некляева, А. Санникова, В. Римашевского, Я. Романчука. Им было предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков. Ночью с 19 на 20 декабря обстановка была такая напряженная, что существовала реальная угроза убийства задержанных.

Сегодня у нас слишком мало информации, чтобы с высокой степенью вероятности утверждать, кто стоит за попытками ворваться в Дом правительства и провокациями на площади Независимости. Мы можем лишь говорить о том, кому политически крайне невыгодны были подобные хулиганские, силовые действия, а также кому, в итоге, такое развитие событий оказалось на руку. Во-первых, наибольший урон понесли те демократические лидеры, политические партии и организации, которые проводили конструктивную кампанию, направленную на расширение числа сторонников перемен. Во-вторых, в глубоком разочаровании находятся сторонники разморозки отношений Беларуси и Запада как в Беларуси, так и в странах ЕС. В-третьих, жесткой зачистке подверглись структуры гражданского общества, независимые СМИ, правозащитники, которые никоим образом не были вовлечены в проведение как президентской кампании, тем более в организацию Площади. После 19 декабря они не могут функционировать в нормальном режиме.

Среди тех, кто имеет возможность извлекать дивиденды после событий в Минске на площади Независимости можно назвать следующих: 1) те лица и организации, которые выступают против нормализации отношений между Беларусью и Западом (ЕС и США). Такие силы есть как в России, так и в Беларуси. Они занимают целый ряд высоких постов в органах государственной власти. Сегодня степень зависимости и уязвимость Беларуси перед политикой России существенно выросла. Эти силы заинтересованы в дальнейшем вовлечении Беларуси в оборот политики России с трансфертом полномочий в наднациональные органы и адаптацию Беларусью целого ряда своих институтов (деньги, таможня, торговые правила и т.д.). 2) Те лица и силы в Беларуси, которые стремятся сохранить свой монопольный статус и контроль над основными ресурсными потоками, а также контроль над основными институтами государства. Им не нужна открытость, реформы и изменение баланса сил. Они весьма скептически относятся к Евросоюзу и Западу в целом, предпочитают иметь дело с российскими олигархами или склонными к «серым» схемам бизнесменам из стран Европы. 3) Лица и организации, которые рассчитывают получать большую ресурсную поддержку «на борьбу с режимом» вне зависимости от эффективности такой борьбы, а также реального влияния на общественное мнение. Они занимают место в спектре оппозиционных сил, активизируются перед важными политическими кампаниями и часто препятствуют консолидации демократических сил для достижения реального результата.

Очевидно, что 19 декабря произошло жесткое пересечение разных сценариев разных политических групп, организаций и сил. Сейчас проблематично однозначно сказать, почему сценарий мирного, ненасильственного окончания президентской кампании, который привел бы к «условному признанию» выборов и разморозке отношений Беларуси с Западом не сработал.

По одной из версий группа В. Шеймана, которая конкурировала за влияние на А. Лукашенко с группой В. Макея, при помощи определенной информации сумела так сманипулировать главой страны, что он вечером принял решение о жестком разгоне демонстрации и массовых арестах участников президентской кампании. По второй версии важное значение в реализации такого сценария сыграл старший сын главы страны Виктор Лукашенко. Есть и другие версии, но кто бы ни изменил решение А. Лукашенко (если, действительно, оно было изменено), очевидно одно: без сознательных или эмоциональных решений отдельных кандидатов в президенты (вести людей на площадь Независимости, призывать идти в Дом правительства на переговоры) жесткий разгон людей, резкое ужесточение репрессий в отношении политических партий, общественных организаций и независимых СМИ не состоялись бы. Провокация была именно на площади Независимости, в той ловушке, о которой за недели до 19 декабря говорили в Москве и о подготовке которой говорили в Минске. Если допустить, что все, что произошло на Площади Независимости 19 декабря, было спонтанной реакцией части разгоряченной толпы, которая, в свою очередь, спровоцировала находящиеся в нервном напряжении силовые структуры, без никаких заранее подготовленных сценариев, то цена, которую заплатили демократические силы, отдельные политики, лидеры партий, журналисты, те, кто уже эмигрировал и собирается уезжать из страны, является чрезвычайно высокой. А политическую ответственность за это несут те политические лидеры, которые брали на себя ответственность за проведение массовой акции, которые отказались от ее продолжения на Октябрьской площади и которые допустили развитие событий на кровавому, жесткому сценарию на площади Независимости.

Чрезвычайно высокая цена за сохранение поста

Жесткая реакция властей Беларуси на события 19 декабря, не прекращающиеся репрессии говорят о неуверенности и нервозности А. Лукашенко, эскалации конфликтов внутри системы принятия решений. Ситуация в определенной степени схожа с событиями после известного взрыва 3 июля 2008г. во время концерта в ознаменование Дня независимости. Тогда был уволен один из ближайших соратников А. Лукашенко В. Шейман, а милиция начала тотальную дактилоскопию населения, чтобы найти виновных. Кстати, виновные до сих пор не найдены.

В нынешней ситуации власти воспользовались случаем, чтобы провести тотальную ревизию демократической оппозиции и гражданского общества, а также установить до мельчайших подробностей взаимосвязи между отдельными чиновниками Вертикали и представителями сил, участвовавших в президентской кампании. Возможно, это ревизия, цель которой является подготовка соответствующих структур, организаций и лиц к возможному участию в парламентских выборах.

К концу января 2011 года А. Лукашенко решил только одну важную для себя задачу – остался главой страны, но цена и издержки выполнения этой задачи оказались необычайно высокими. Во-первых, острейший конфликт со странами ЕС и США требует ревизии решений, принятых в нервной, эмоциональной обстановке 19 декабря. Во-вторых, утеряно или находится на критически низком уровне доверие корпоративных, дипломатических и политических лоббистов А. Лукашенко в Европе. Именно через них шли переговоры со странами ЕС относительно постепенной нормализации отношений с Западом при сохранении режима управляемой демократии.

В-третьих, резко увеличилась переговорная сила Кремля и повысилась зависимость Беларуси от России. В ситуации полной «заморозки» отношений с Западом Россия предлагает формы сотрудничества, от которых трудно отказаться: субсидии в размере более $4млрд. по энергоресурсам, $6млрд. кредит на строительство АЭС, государственные кредиты правительству Беларуси на оплату энергоресурсов, если у предприятий возникнут проблемы. В дополнение в Беларуси работают крупнейшие российские банки, которые готовы увеличивать объемы кредитования белорусских предприятий, чтобы потом иметь возможность участвовать в приватизации или в обмене долгов на акции.

В-четвертых, увеличился социальный, гражданский конфликт внутри Беларуси. Власти до выборов сделали целый ряд обещаний, начиная от зарплаты в $1000 к 2015 году, заканчивая «жизнью, как в Европе». Сбалансировать экономику в процессе ее модернизации и реструктуризации будет очень сложно. Беларусь должна будет отрыться на Запад, активизировать сотрудничество с ним, так как внутри ее практически нет источников и ресурсов для создания конкурентоспособных предприятий. Значит, А. Лукашенко не решил задачу создания модернизационных мостов.

Наконец, события 19 декабря резко увеличили риск утери независимости Беларуси. Для сохранения экономической и социальной устойчивости потребуется принимать повестку дня России, в том числе во внешней политике. Встанет вопрос о принятии российской энергетической политики, в том числе в области приватизации нефтеперерабатывающих заводов. Остро станет вопрос о трансферте полномочий в рамках Единого экономического пространства в Москву, наднациональным органам.

Сценарии будущего: что может произойти в 2011 – 2013гг.

В ситуации высокой политической непредсказуемости возможны самые разные варианты развития событий. Они описываются с учетом целого ряда факторов: 1) рост напряжения в экономике и невозможность поддерживать текущий уровень социальных стандартов без конструктивного сотрудничества с соседями, в первую очередь, с Россией; 2) конфликтность, ригидность белорусских властей, рост напряжения как внутри Вертикали, так и в отношениях между обществом и властью; 3) кризис доверия в отношениях между А. Лукашенко и его основными лоббистами в Евросоюзе и в России.

Вариант 1. Полная самоизоляция. А. Лукашенко не пойдет ни на какие компромиссы с Западом, т. е. не выпустит задержанных лидеров оппозиции, не прекратит жесткое давление на гражданское общество. Одновременно не подпишется под повесткой дня Кремля, не согласится на приватизацию НПЗ, на реализацию договора о ЕЭП. Отношения с Западом будут «заморожены». Визовые ограничения, отказ от работы в Беларуси международных экономических организаций, трудности с обслуживанием внешнего долга, рост напряжения в бюджетной и социальной сферах. Такой сценарий приведет к консолидации внешних сил в отношении режима А. Лукашенко. Когда политик перестает устраивать всех, тогда начинают появляться сценарии реальных изменений. У Москвы, США и ЕС будет достаточно инструментов, чтобы катализировать политические изменения внутри Беларуси, в том числе через лидеров основных номенклатурных групп.

Вариант 2. Управляемая демократия. А. Лукашенко определит «стрелочников» за события 19 декабря. Отдельные представители силовых структур могут быть уволены или переведены на другую работу. Кто-то из задержанных останется в тюрьме на сроки, которые позволят А. Лукашенко в дальнейшем амнистировать политзаключенных или просто выпустить их, как это было с А. Козулиным. Возобновляется переговорная площадка с Евросоюзом и США. В полном объеме восстанавливается работа посольства США в Беларуси. Меняется избирательный кодекс для проведения парламентских выборов по пропорционально-мажоритарной системе. Ведутся кулуарные переговоры о том, кто из «конструктивных сил» попадет в Палату Представителей.

Проводится точечная приватизация и мягкая либерализация. Основные лоббисты А. Лукашенко в России и в Евросоюзе получают на выгодных условиях контроль над привлекательными белорусскими предприятиями. По структурные реформы и макроэкономическую стабилизацию даются кредиты МВФ. Работают программы Всемирного банка, ЕБРР, возможно предоставление кредита от ЕС. Независимые СМИ, структуры гражданского общества работают, но их периодически «зачищают», чтобы сохранять контроль над политическим и информационным полем.

Вариант 3. Растворение в России. А. Лукашенко не идет на диалог и на компромиссы с Западом. Десятки представителей оппозиции осуждены на разные сроки заключения. Политическая и гражданская деятельность практически сведены к борьбе в интернете. Белорусские власти принимают условия поставок энергоресурсов из России. Создается единая таможенная территория: Беларусь унифицирует свои правила торговли (тарифную и нетарифную политику) с Россией. Единой становится внешняя политика, что приводит к признанию Ю. Осетии и Абхазии. В среднесрочной перспективе единым платежным средством в Беларуси становится российский рубль. Отношения с Евросоюзом выстраиваются в рамках политики, определяемой Кремлем.

***

Президентская кампания 2010 года взбудоражила Беларусь, еще больше ее разделила. Больше появилось неопределенности и неустойчивости. Резко сократился кредит доверия основных внешних лоббистов к белорусской власти. Попытки отдельных альтернативных кандидатов переформатировать демократическое поле закончились неудачей. Проект «управляемая демократия» с легализацией отдельных альтернативных лидеров, структур и организаций в структуре власти на данном этапе также провалился. Победа сил, которые спровоцировали события 19 декабря, является временной, эфемерной. Для А. Лукашенко она может оказаться пирровой, если не предпринять серьезные меры по изменению баланса сил и учета интересов как внешних игроков, так и растущего числа недовольных режимом внутри страны.

В 2011 году логично ожидать активного поиск компромиссов, возможных уступок друг другу, поиска повестки дня для диалога между Западом и Беларусью, между демократическими силами страны и властями. Содержание компромисса и диалога в значительной степени будет зависеть от позиции стран ЕС, России, США, а также от расклада сил внутри властной Вертикали власти. Это если полагаться на логику и здравый смысл. Как показала президентская капания 2010 года, в Беларуси власти часто принимают эмоциональные, иррациональные решения, которые противоречат даже заявляемым ими самими целям.

P. S. Я несу часть своей ответственности за то, что случилось в Минске вечером и ночью 19 декабря. Я сожалению, что не остановил людей на Октябрьской площади. Мне бы следовало самому до этого дня поинтересоваться, что готовят другие кандидаты, к чему готовятся другие силы. Мне надо было бы быть более красноречивым и убедить людей не поддаваться на провокации и не быть их частью. Площадь – это символ свободы, место выражения гражданской позиции. Она обязана быть мирной. Ведь только мир, рукопожатие и улыбка сделают Беларусь свободной и демократической. Слава богу, что все живы. Пока не свободны, но я верю, что это дело недалекого будущего.

Ярослав Романчук, 25 января 2011 года, Минск

<Декабрь 2010
ПнВтСрЧтПтСбВс
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789
Январь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
Политика