Последнее обновление: 19.10.2019 20:16

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова

Стенограмма прошедшей вчера в Москве пресс-конференции Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова по итогам союзного Совмина РБ и РФ

Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы с Андреем Владимировичем неплохо поработали в том плане, что, по-моему, сделали достаточно весомые вступительные заявления на мероприятии, на заседании Совмина Союзного государства. Поэтому, наверное, нет смысла ещё раз говорить о том, что мы рассматривали, как мы рассматривали, сколько вопросов у нас было. Их много было – 36. Все решения приняты, подписаны, поэтому, если у вас нет возражений, мы бы сразу предложили перейти к вопросам.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, добрый день! Андрей Корзин, ТАСС. У меня буквально три вопроса. Вопрос первый: между Москвой и Минском остались какие-то проблемы, связанные с работой Евразийского экономического союза в части таможенных вопросов?

Момент номер два: как Вы считаете, страны Евразийского союза могут ли заменить те товары, которые поставлялись из стран, попавших под российское продовольственное эмбарго?

И вопрос третий по поводу импортозамещения. Как Вы считаете, есть ли какой-то приоритет для Белоруссии, Казахстана в части поставки товаров в РФ или всё-таки это определяется рынком? Спасибо большое.

Медведев: Вы разве помните, чтобы когда-нибудь между Россией и Белоруссией были какие-то противоречия? Я вообще такого просто не припомню, такого и быть не может просто. У нас всегда всё абсолютно гладко, согласованно, как и должно быть у друзей, партнёров, у союзников в данном случае, поэтому у нас в этом смысле всё прекрасно. Никаких противоречий в области таможенного регулирования у нас нет.

В отношении замены тех продуктов, которые попали под наше эмбарго. В общем, конечно, мы ориентируемся на наших партнёров и в той части, в которой они способны заменить продукты питания, сельхозпродукты из стран, которые в настоящий момент в этом ограничительном списке. Мы, естественно, из этого исходим и на это надеемся. Вот из Белоруссии часто приходят хорошие поставки цитрусовых, папайи, некоторых других фруктов – экзотических, которые «неплохо выращиваются» на белорусской территории.

Ну а если говорить серьёзно, то, конечно, мы ориентируемся на те сферы, которые хорошо развиты у наших партнёров. Если говорить о наших белорусских друзьях, то это прежде всего молочные продукты, мясо, мясомолочные продукты переработки – собственно, основная номенклатура того, что мы считаем важным покупать сейчас у наших белорусских партнёров. Именно эти продукты восполняют те пробелы, которые в какой-то степени существуют на нашем рынке. И в дальнейшем мы будем ориентироваться именно на такой подход.

Но не менее важно, о чём я говорил сегодня Андрею Владимировичу, обязательно развивать кооперацию, и в том числе в сельскохозяйственной сфере, потому что совместные производства – это как раз инвестиции в будущее. Надо признаться, в Белоруссии хорошее сельское хозяйство, объективно. У друзей надо и учиться чему-то. Так, мы в Гродно были не так давно, там передовое сельское хозяйство. У нас тоже сельское хозяйство хорошо развивается: высокие урожаи, по целому ряду территорий новейшие комплексы появляются. Поэтому в принципе, на будущее, говоря прямо, белорусы проживут без наших продуктов, а мы проживём без белорусских продуктов. То есть мы можем отделиться друг от друга, но надо ли это делать? Лучше развивать совместные производства, совместную переработку сельхозпродукции, и тогда мы будем ещё теснее взаимодействовать друг с другом.

В отношении импортозамещения. Конечно, нужно идти от рынка, от того, что способны предложить наши партнёры, будь то Беларусь, Казахстан, Армения или Кыргызстан. Чем наши партнёры сильны – в той сфере и нужно кооперироваться и импортозамещаться. Если, например, наши белорусские партнёры имеют неплохие позиции по целому ряду высокотехнологичной продукции, которая может быть использована в самых разных назначениях, то, наверное, это перспективно. Мы такие проекты обсуждаем. Где-то что-то получается, где-то не очень получается, но это всегда вопрос согласованности позиций и экономической выгоды, которую, конечно, каждая сторона определяет в зависимости от своих национальных интересов.

Кобяков: Я абсолютно согласен и поддерживаю слова Дмитрия Анатольевича о том, что наши таможенные службы, Федеральная таможенная служба, Государственный таможенный комитет, очень хорошо взаимодействуют. У них функционирует коллегия таможенного комитета Союзного государства. Если возникают какие-то вопросы методологического характера, они их своевременно решают. Жизнь, как говорится, полна сюрпризов. В какие-то моменты они могут и возникать, но на абсолютно товарищеской, профессиональной основе возникающие вопросы оперативно решаются. Электронный документооборот существует между двумя таможенными службами, и, насколько я знаю, проблем особых никогда не возникало.

Что касается того, что может ли Беларусь заменить товары, которые поступают в Российскую Федерацию, которые попали под эмбарго, – конечно, папайю и киви мы не заменим. Это, наверное, больше шутка была.

Медведев: Но пытаетесь.

Кобяков: Но в этой шутке есть определённая доля истины, как всегда. Дело в том, что мы находимся в единой таможенной территории, и поэтому наши партнёры, наши резиденты этой таможенной территории вправе выбирать наиболее оптимальную логистику. Если они выбрали, что товары из тропиков (например, папайя или киви) им лучше везти на территорию Российской Федерации через таможенную территорию, которая входит в состав Республики Беларусь, значит, так оно, видимо, выгоднее чисто логистически. Но дело в том, что у нас таможенное регулирование абсолютно единое на всей территории, а данные товары (киви и папайя) страны, которые попали под ответные санкции Российской Федерации, тоже не производят. Поэтому абсолютно очевидно, что это товар несанкционный, и он попадает на территорию Республики Беларусь абсолютно законным способом.

И часто такие журналистские моменты есть, где, допустим, креветки, ещё что-то там, какая-то рыба морская белорусского производства… Надо очень внимательно смотреть таможенное законодательство. Если товар претерпевает определённый объём переработки на территории Республики Беларусь, меняет коды четырёх знаков ТНВ, то, естественно, этот товар становится товаром Таможенного союза, вовлечённым в экономический оборот на территории Республики Беларусь, и он абсолютно законным образом поступает на территорию всего Таможенного союза.

И по правилам импортозамещения. Абсолютно поддерживаю Дмитрия Анатольевича: рынок прежде всего, но тем не менее и у нас есть соответствующие хорошие проработки в рамках Союзного государства по тем товарам, по тем продуктам, где мы можем действительно распределить наши компетенции. И есть определённые предложения российской стороны, и мы готовы, работаем, целый ряд товаров, прежде всего электронной компонентной базы, мы действительно готовы произвести. Партнёры на нас уже рассчитывают, что мы такую работу проведём. Поэтому программы такие существуют. Но ещё раз подчёркиваю: если будет дорого и некачественно, то никому это не надо. Всё определяет рынок. Мы вполне на конкурентных условиях готовы работать в программах импортозамещения в Российской Федерации. И приглашаем наших партнёров. То же самое: мы готовы абсолютно на тех же условиях пускать к нам в наши программы импортозамещения российских товаропроизводителей.

Медведев: Исчерпывающие ответы дали.

Вопрос: Белорусское радио, Ольга Семашко. Белоруссия и Россия сегодня подписали план мероприятий по согласованной промышленной политике. Насколько этот план совместим и согласован с той концепцией промышленной политики, которая на данный момент обсуждается на площадке Евразийского экономического союза? Не будет ли проблем у других членов Евразийского экономического союза затем вписаться в эту промышленную политику, которую создаёт Белоруссия и Россия? Спасибо.

Кобяков: Я не вижу тут ни противоречий, ни проблем. Просто, скажем так, на пятерых – это пока документ более общего плана, хотя он формирует направление уже согласованной промышленной политики. Двойку, как вы знаете, мы всегда и абсолютно объективно называли локомотивом евразийской интеграции, локомотивом интеграции на постсоветском пространстве. Здесь у нас уже более предметное направление сотрудничества в области промышленной политики. Поэтому здесь нет никакого противоречия. Не «или, или», а, наоборот, «и, и». Только союзный формат более продвинут, более тщательно проработан, чем это сделано на пять государств. Мы для пяти государств открыты, и наши три партнёра по Евразийскому экономическому союзу вполне могут присоединяться к этим нашим программам.

Медведев: Мне нечего добавить, кроме, наверное, совершенно очевидной вещи: наши экономики – экономики России и Республики Беларусь – в промышленном плане гораздо более тесно связаны, чем какие-либо другие экономики. Просто так исторически сложилось ещё с советского времени. Поэтому и уровень промышленной кооперации, и, стало быть, согласованность так называемой промышленной политики в этом смысле между нашими странами выше. Как правильно сказал мой коллега, это может быть примером для согласования промышленной политики в масштабе Евразийского экономического союза.

Вопрос: Алексей Соломин, радио «Эхо Москвы». И у России, и у Белоруссии очень тесные торговые связи с Украиной. С января 2016 года там начинает действовать экономическая часть евроассоциации. Россия уже пообещала, что это приведёт к определённым мерам – в частности, к отказу от зоны свободной торговли с Украиной. Мой вопрос и к Андрею Владимировичу, и к Дмитрию Анатольевичу.

Андрей Владимирович, Белоруссия будет присоединяться к подобным мерам по Украине? Дмитрий Анатольевич, ожидаете ли Вы присоединения Белоруссии и других стран Евразийского экономического союза к подобным мерам? Там же, по-моему, вообще через СНГ это должно делаться? И какой уровень ущерба ожидается от подобных взаимных вещей?

Дополнительный вопрос, пожалуйста, уточнение, если возможно, по сегодняшнему выступлению: могли бы вы чуть подробнее рассказать о проекте единой визы Союзного государства? Как это будет реализовано? Какие представления сейчас по этому поводу есть? Спасибо.

Медведев: Давайте я начну, потому что прежде всего это наши отношения с Украиной, они в гораздо меньшей степени затрагивают наших партнёров. Сразу могу сказать: не знаю, что ответит Андрей Владимирович, но у нас свои отношения, у Белоруссии – свои отношения, у Казахстана – свои отношения. Мы в этом смысле ни в коей мере не вмешиваемся в отношения наших партнёров с третьими государствами, ни к чему их не подталкиваем, не пытаемся их на кого-то науськивать, говорить, что давайте и вы то же самое сделайте. Это просто несолидно и никогда так не делается. Это первое.

Второе. Мы действительно предупреждали наших украинских коллег, что подписание соответствующего соглашения с Евросоюзом повлечёт прямые экономические последствия. Более того, уже больше года назад я сказал о том, что подписал постановление Правительства, в соответствии с которым в случае если наступают определённые обстоятельства, а именно прямая имплементация европейского права на территории Украины и, соответственно, другие решения Европейского союза начинают действовать на территории Украины, то в этом случае мы полагаем необходимым применить соответствующие приложения к соглашению о зоне свободной торговле Содружества Независимых Государств и приостановить действие режима преференций, то есть преференциального режима, в отношении Украины и перейти с ними на обычный торговый режим, который в международном праве называется «режим наиболее благоприятствуемой нации». Это не ущербный режим, не режим ограничений и не режим санкций, которые наши партнёры недавно, так сказать, начали внедрять по отношению к России. Это пока просто обычный режим, но этот обычный режим, конечно, будет иметь вполне серьёзные экономические последствия.

Что касается ущерба для взаимной торговли между Россией и Украиной, то он, безусловно, будет. Хотя, надо признаться откровенно, у нас и сейчас торговля находится в очень посредственном состоянии. Она уменьшилась, по сути, в несколько раз, и если так дальше продолжится, то эта торговля имеет тенденцию к затуханию. Я уж не говорю про инвестиции, которые просто отсутствуют, притом что ещё совсем недавно украинская экономика в значительной степени была завязана на российскую.

Но это выбор наших соседей. Они его, как любят говорить, выстрадали, свой европейский выбор. Пожалуйста, пусть получают все преимущества. А преимущества они уже получили. Вся статистика, которой во всяком случае мы располагаем, свидетельствует, например, о том, что в настоящий момент количество товаров, которые поставляет Украина на европейский рынок, не увеличилось, а по отдельным, наиболее конкурентным позициям (например, таким, как зерно и некоторые другие сельхозпродукты) наши соседи меньше поставляют, чем это было до подписания соглашения об ассоциированном членстве. Почему? Потому что в отношении Украины Европейский союз ввёл квоты. Вот такие преференции для украинских поставщиков.

Они сами должны выбрать, как им дальше жить. Собственно, выбор уже совершенно очевиден. Мы же в любом случае будем стараться те пустоты, которые образуются на нашем рынке ввиду отсутствия кооперации с Украиной, заполнять за счёт кооперативных связей с нашими партнёрами. Кстати, сегодня мы обсуждали с нашими белорусскими друзьями, что можно сделать в этом направлении.

Поэтому ситуация такая, и, по всей вероятности, если до конца года она не изменится и не будет достигнуто какого-либо соглашения в тройном формате, с участием Украины и Европейского союза (а такие переговоры ведутся, относительно недавно Министр экономического развития Улюкаев летал для переговоров в Брюссель), то тогда нам придётся это постановление, которое лежит у меня в сейфе, в конце года выпустить и дать ему юридическую силу. Моя оценка: вероятность того, что здесь может быть достигнуто соглашение, чрезвычайно низкая. Но... чудеса случаются, в том числе и в политической жизни.

Кобяков: Я буду краток: мы будем выполнять свои международные обязательства. У нас есть обязательства в Таможенном союзе, в Евразийском экономическом союзе. У нас есть обязательства в зоне свободной торговли. И в части, соответствующей этим обязательствам, будут наши соответствующие действия. Вот и всё.

Кстати, у нас не менее непростая ситуация с имплементацией наших коллег, вступивших в ВТО. Там тоже большое количество позиций, по которым мы тоже должны принять решение, как себя вести в рамках нашей единой таможенной территории. Поэтому проблемы возникают каждый день. По мере поступления проблем будем находить им решения.

Медведев: По поводу единой визы. Такой проект есть, в принципе проект неплохой. С точки зрения фактической ситуации я не думаю, что он существенно изменит конструкцию перемещений по нашим государствам – въезда в Российскую Федерацию, в Республику Беларусь.

Но, если хотите, это новое юридическое качество, заключающееся в том, что в случае подписания соглашения о единой визе мы создаём с Республикой Беларусь такой маленький «шенген на двоих», и общие правила применяются в отношении въездов – выездов на территориях наших стран. Почему это важно? Во-первых, потому что международная миграционная практика очень сложная, и мы, конечно, очень бы не хотели, чтобы перед нашими странами возникли такие проблемы, которые сейчас возникли в Европейском союзе. А унификация правового пространства, в том числе и визовых решений, в этом смысле имеет большое значение.

И второе: даже если мы на это пойдём, это всё равно не будет означать утраты суверенитета государств в отношении персон грата и нон грата. Если кто-то кого-то видеть не хочет, то и в «шенгене» такие правила действуют, и в нашей стране будут действовать, и, соответственно, в Республике Беларусь, – о том, что это лицо получает визу, общую на две страны, но может въехать без проблем только на территорию одной страны. Я напомню, что такие правила действуют и в «шенгене», поэтому, когда вы куда-то едете при наличии шенгенской визы, всё-таки желательно интересоваться, не ждут ли вас с распростёртыми объятиями на территории одной из стран «шенгена».

Кобяков: Тема перспективная, будем обсуждать.

Вопрос: Светлана Горуйская, Общенациональное телевидение. Интересует вопрос топливно-энергетического баланса на следующий год. Согласован ли он, какие объёмы, не изменились ли условия поставки готовых нефтепродуктов сюда, в Россию? По поводу этого документа.

Медведев: Мы сегодня вкратце этот вопрос обсуждали. В целом можно считать, что мы на пути или близки к согласованию баланса. Всегда есть нюансы какие-то, но мы сегодня обсуждали общую ситуацию на рынке нефтепродуктов, знаем, что есть и у белорусских друзей свои трудности, из-за этого произошло падение объёмов бензина, который должен поставляться в Российскую Федерацию, но это, что называется, не злой умысел, а следствие реально сложившейся экономической ситуации. Поэтому нам нужно ещё досогласовать отдельные позиции, но в целом этот баланс не должен претерпеть каких-либо существенных изменений.

Кобяков: Я только хочу отметить, что у нас трудности не с производством бензина, а весь вопрос в сформировавшихся экономических условиях, возможностях поставки – именно экономика. Коллеги наши обоснования и свои расчёты сопоставили, и, в общем-то, мы пришли к выводу, что это было не сознательное невыполнение тех обязательств, которые были, – причины объективные были.

Медведев: Спасибо. До свидания всем.

blog comments powered by Disqus
<Август 2015
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
Сентябрь 2015>
ПнВтСрЧтПтСбВс
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234
567891011
Экономика