Последнее обновление: 07.04.2020 19:37

Калийная заварушка

Российский бизнесмен Сулейман Керимов уже в августе может стать владельцем контрольного пакета акций лидера российской калийной отрасли Сильвинита, что откроет для Керимова прямую дорогу к созданию единой российской калийной компании.

По данным газеты "Ведомости", группа инвесторов в интересах Керимова купит 52,4% компании у члена совета директоров Сильвинита Петра Кондрашева. Источник издания сообщил, что цена сделки будет близка к рыночным котировкам, а ее финансирование будет осуществлять один из госбанков, скорее всего ВТБ, но ведутся переговоры и со Сбербанком.

У Керимова уже есть 25% Сильвинита, которые он выкупил у бывшего совладельца Уралкалия Дмитрия Рыболовлева и его партнера Владимира Шевцова. Кроме того, Керимов владеет контрольным пакетом акций второго российского производителя калийных удобрений - ОАО <Уралкалий>.

Уралкалий, как известно, выступает одним из соучредителей ЗАО <Белорусская калийная компания> (эксклюзивный трейдер Уралкалия и Беларуськалия на внешних рынках), что в свою очередь дало повод экспертам и прессе выдвинуть предположения о намерениях Керимова купить некую долю белорусского госпроизводителя калийных удобрений. Если эти сделки состоятся, то совокупная мощность трех компаний - 20 млн тонн в год - превысит объем производства нынешнего лидера канадской Potash Corp.

Если в успехах Керимова по приобретению Сильвинита и созданию единой российской калийной компании сомневаться нет никаких оснований, то в отношении белорусского госпредприятия ключевым словом является <если>. Причина скептицизма кроется не столько в сложных политических отношениях между Россией и Беларусью и даже не в отношении белорусских властей к госсобственности, особенно к предприятиям, выполняющим роль коровы, обеспечивающей значимую часть валютной выручки страны, сколько в планах белорусского руководства на дальнейшую судьбу Беларуськалия. Не исключено, что именно эти планы и привели к известным сделкам по смене владельцев российских калийных предприятий.

Еще год назад существование Белорусской калийной компании никому не мешало несмотря на очевидные разногласия между руководством РБ и РФ. БКК, выступая на мировом рынке от имени двух крупных производителей, успешно лоббировала, в первую очередь, ценовые интересы как владевшего на тот момент контролем в Уралкалии Рыболовлева, так и белорусских властей. В общем, БКК играла по-крупному, не особо идя на уступки даже перед такими покупателями калия как Китай, отстаивая изрядно просевшие из-за кризиса цены на калий.

Кризис нещадно прошелся по калийной отрасли, падение которой остановилось лишь ближе к концу прошлого года, а возврат на докризисные объемы продаж (даже не цен) прогнозируется не ранее 2014-2015 годов. Поскольку до реальной прибыли еще очень далеко, действия Керимова по скупке акций двух российских предприятий вряд ли можно объяснить венчурным предвидением. Реализуемый российским бизнесменом план больше похож на защиту российских производителей калия от недружественных действий партнера, коим в данном случае выступает белорусская сторона.

Речь идет о намерении белорусских властей реализовать сделку по продаже 20% Беларуськалия одной из двух китайских компаний, выступающих основными импортерами белорусского и российского калия, что неизбежно приведет к резкому падению цены на удобрения, экспортируемые в Китай и в целом на рынок Юго-Восточной Азии. Подобное падение в свою очередь не лучшим образом скажется на финансовом состоянии двух российских предприятий. (Финансовая ситуация на Беларуськалии в случае совершения подобной сделки уже никого в России не волнует.) Мысль о возможной продаже 20% Беларуськалия с направлением вырученных денег на создание собственного автопрома возникла у отдельных белорусских деятелей где-то осенью прошлого года. А в ноябре-декабре профильные ведомства получили поручение первого вице-премьера В.Семашко просчитать возможность такой сделки. Дошла эта информация не только до Рыболовлева, но и до Кремля, где, скорее всего, быстро оценили возможные негативные последствия от приватизационных планов белорусской стороны.

На большую вероятность того, что скупка акций Уралкалия и Сильвинита является госзаказом, указывает выбор исполнителя. Сулейман Керимов - не просто бизнесмен, а экс-депутат Госдумы РФ, за место в которой, судя по публикациям в российской прессе, он заплатил десятки миллионов условных единиц, а нынче - член Совета Федерации РФ от Дагестана. При этом Керимов - член <едра> (Единая Россия). Кому, как ни ему, с его капиталами и острой необходимостью прикрываться депутатской неприкосновенностью, можно было поручить столь деликатное дело, как защита российской калийной отрасли.

Реализация плана началась с Уралкалия. Судя по всему, уговаривать Рыболовлева продать бизнес по рыночной цене долго не пришлось - дружба с Лукашенко сегодня сродни политическому харакири, в то время как у бывшего владельца Уралкалия в России есть еще не менее успешно работающие проекты в других отраслях.

В итоге на согласование сделок ушло всего лишь несколько месяцев. Уже в мае Рыболовлев продал контроль в Уралкалии, а также 20% акций Сильвинита, которому он на протяжении долгих предлагал слияние с Уралкалием для усиления своей позиции на мировом рынке, в том числе и в БКК. Впрочем, это слияние ни к чему бы не привело - Лукашенко все равно бы требовал паритета в БКК, а с точки зрения российского законодательства наличие двух предприятий вместо одного позволяет уйти из под неусыпного бдения антимонопольных органов.

Судя по сегодняшнему сообщению, не особо упирался и Кондрашев, ранее отрицавший любую возможность <дружить активами> с Рыболовлевым, что лишь подтверждает версию о госзаказе.

В этой связи можно предположить, что БКК доживает последние <дни>. Лукашенко вряд ли согласится на снижение своей доли в БКК до 30%, поскольку это не позволит ему влиять на бизнес-процессы в этом предприятии: как тут не вспомнить его заявления на Беларуськалии летом 2009 года. (Справедливости ради стоит отметить, что тогда удалось уговорить его не снижать цены на калий за счет сокращения производства - картельная тактика производителей калийных удобрений на мировом рынке. Но будет ли придерживаться в будущем такой тактики Беларуськалий, <укрепленный> китайскими инвестициями и выполняющий к тому моменту лишь две задачи - кормить поднебесную и выполнять прогнозные показатели по росту производства?) В свою очередь, после создания единого калийного холдинга на базе Уралкалия и Сильвинита у российской стороны не будет никакого интереса работать через БКК, открывая таким образом свои планы белорусской стороне. Да и Керимов вполне способен управлять своими активами без лишних посредников, тем более что холдинг (единая компания) будет охватывать примерно ту же долю мирового рынка, что и сегодняшняя БКК.

Безусловно, российская сторона может предложить (или уже предложила - белорусские власти категорически отрицают наличие переговорного процесса на эту тему) Беларуси продажу контроля в Беларуськалии, естественно, по рыночной цене, которая гораздо ниже белорусских ожиданий. Белорусские власти, естественно, откажутся (уже отказались, потому и отрицают), сославшись на очень низкую цену и намерения китайской стороны заплатить в разы большую цену.

Однако сегодня большой вопрос заключается том, насколько подобная сделка - покупка 20% Беларуськалия - заинтересует инвестора, если Китай поймет, что миллиардные инвестиции в белорусского производителя удобрений не приведут к ожидаемому снижению цен на калийные удобрения?

Проблема создана белорусскими властями, которые так и не осилили за последнее десятилетие науку подбора инвесторов для своих стратегических предприятий - ну кто продает часть единственного в стране сырьевого бизнеса своему основному покупателю. Заяви белорусские власти о намерении продать 20% Беларуськалия немецкому или израильскому или канадскому производителю калийных удобрений, вполне возможно, что сегодня Рыболовлев по-прежнему бы выступал владельцем Уралкалия и соучредителем Сильвинита.

В случае выхода Уралкалия из БКК и последующего отказа Китая от вхождения в капитал Беларуськалия, белорусские власти в который раз обвинят Россию в том, что она ставит на колени белорусский бизнес в расчете скупить его затем по бросовой цене. Хотя сегодня Россия защищает интересы и будущее своего калийного бизнеса, создающего рабочие места и обеспечивающего поступления в бюджет.

Вроде просматривается только бизнес, и никакой политики, тем более личной. Но разве этот аргумент кого-то волнует в Минске...

<Июль 2010
ПнВтСрЧтПтСбВс
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678
Август 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
303112345
Экономика