Последнее обновление: 02.06.2020 18:38

Нефтяная нестабильность ценой 73 доллара за тонну

Последние пару недель белорусское информационное пространство было забито чуть ли не онлайновым освещением технической процедуры вытеснения российской нефти марки Urals из нефтепровода Одесса-Броды и ее замещением на Azeri Light. Однако куда больший интерес представляло обсуждаемое в правительстве повышение розничных цен на бензин и дальнейшее развитие событий вокруг поставки российской нефти. В то время как Беларусь за собственные деньги мыла для Украины и Польши нефтепровод Одесса-Броды, премия российским поставщикам нефти в страну подскочила с январских 46 до 73 долларов за тонну.

Нефтяной оффшор засосало в дырочку

За два месяца текущего года белорусским властям не удалось нормализовать работу белорусского нефтяного оффшора. Впрочем и шансов то никаких не было. О январе вообще говорить сложно – почти весь месяц белорусские НПЗ работали в режиме технологического минимума в связи с отсутствием поставок российской нефти. С возобновлением импорта в феврале белорусская нефтянка все-таки начала выполнять свою роль валютной кузницы страны, однако финансовый итог оставляет желать лучшего – убытки на десятки миллионов долларов США.

Новому главе концерна Белнефтехим Жилину нефтяное хозяйство досталось с ворохом трудно решаемых проблем, одна из которых - вывод нефтянки на рентабельную (прибыльную) работу.

Понятно, что убытки белорусских НПЗ вызваны не потерями при экспортных поставках нефтепродуктов, а социально доступными ценами на топливо на внутреннем рынке на фоне повышения мировых цен на нефть (у Нафтана еще и допнагрузка в виде субсидирования химпредприятий). Наиболее доступное решение этой проблемы в принципе нереализуемо, поскольку идет вразрез в главной задачей властей – максимальное наполнение доходной части бюджета.

Не секрет, что две трети цены отпускаемого на АЗС топлива – это акцизы и другие налоги, перечисляемые в доход государства. В этой связи нет ничего сложного в том, чтобы вывести поставки нефтепродуктов на внутренний рынок хотя бы в ноль без повышения отпускных цен на АЗС. Но…

«Акцизы – это святое», - без устали твердят чиновники Белнефтехима и пытаются убедить правительство в необходимости повышения цен. Впрочем, уже убедили. Повышение будет - скорее всего с 3 марта, - когда закончится торг между чиновниками. А торг идет за каждый процентный пункт ожидаемого повышения в рамках коридора 6-12%.

Понятно, что власти хотели бы такой же отдачи от нефтянки как и в предыдущие годы – есть и доходы от акцизов, и прибыль НПЗ, а потому предпринимают отчаянные усилия для решения проблемы. Но как обычно, белорусские чиновники ищут решение не в своем колхозе, а у соседней.

«…экономика сложно складывается. Нынешняя формула цены на нефть, формула той премии, которая нам декларируется, требуют дополнительных усилий и правительства, и экономических, и транспортных служб. Все эти задачи нужно решать в текущий момент», - заявил в минувшую пятницу И.Жилин по итогам закрытого совещания на Мозырском НПЗ с участием первого вице-премьера В.Семашко.

Хотели как лучше…

Как уже отмечалось в начале года, появление нынешней формулы цены на нефть спровоцировало стремление белорусской стороны к ценовой справедливости. Именно ради этой же справедливости следует отметить, что цена на поставляемую в страну нефть действительно слегка превышала мировую цену (Лукашенко не врал в своих многочисленных интервью и заявлениях).

Подобный, на первый взгляд, парадокс объясняется весьма просто – расчет цены на поставляемую в Беларусь производился исходя из цен на нефть в портах ФРГ и Польши, которые включали в себя дополнительные расходы по операциям, которые по географическим причинам отсутствовали при поставках на белорусские НПЗ (перевалка в портах, хранение в резервуарах и т.д.). Вот и решили белорусские чиновники в целях экономии каждой сотни тысяч долларов исключить несправедливые составляющие из формулы цены.

В итоге родилась абсолютно новая формула, под которой и подписалась белорусская сторона, вероятно, позабыв в момент головокружения от успехов в битве с Кремлем нажать на калькулятор и оценить возможные последствия от изменения отдельных переменных в новом алгоритме.

Одной из таких переменных является «объем поставок» (ОП), который в 2011 году определен на уровне 21,63 млн тонн нефти (из них 18 млн.тонн по трубопроводу). То есть, хочет Беларусь или не хочет – ежемесячно необходимо импортировать не менее 1,8 млн. тонн российской нефти. От ОП напрямую зависит и премия российским поставщикам нефти. Чем меньше импорт российской нефти в страну, тем выше премия.

В 2007 -2010 годах российские трейдеры получали премию в 1,5 доллара за баррель (около 12 долларов за тонну). По новой формуле январская премия подскочила до 46 долларов за тонну, а февральская до 73 долларов за тонну - упомянутые 1,5 бакса уже не кажутся белорусским чиновникам образцом вопиющей несправедливости.

Привязана к формуле и сумма российских субсидий в 4,125 млрд. долларов, о которых говорил премьер РФ В.Путин, и минимальные объемы экспорта светлых и темных нефтепродуктов, полученных из российской нефти, за которые российский бюджет, а точнее Внешэкономбанк РФ, будет раз в квартал получать экспортную пошлину от уполномоченного Нацбанком РБ белорусского банка.

Вне всякого сомнения, разобравшись по итогу с математикой, белорусские власти хотели бы уйти от столь жесткой привязки к объему поставок сырья и экспорта нефтепродуктов, может быть, даже вернуться к старой, действовавшей в 2007-2010 годах формуле, но, думается, что этот поезд ушел уже месяц с лишним назад. В общем, не всё беспошлинное так сладко, как кажется на первый взгляд. Как и не все легкое – легким.

Азербайджано-венесуэльская альтернатива

Вполне возможно, что условия поставки российской нефти могли бы быть куда более выгодными для белорусского нефтяного оффшора, если бы Беларуси удалось запустить процедуру замещения нефти в нефтепроводе Одесса-Юроды в запланированный срок – не позднее октября 2010 года. Но помывка украинской трубы затянулась по все той же одной известной причине - белорусской «домовитости» (жадности).

Отметим сразу, венесуэльская нефть не годится для трубопровода из-за своих технических свойств – Мозырскому НПЗ пришлось организовывать раздельные процессы перегонки для Санта-Барбары и Urals. А вот Azeri Light можно и даже нужно смешивать российской, а потому и появилась на свет так называемая схема замещения венесуэльской нефти на азербайджанскую.

В реальности никакого свопа нет – Белорусская нефтяная компания на фоне заявлений о плане поставок 4 млн. тонн в 2011 году законтрактовала в Азербайджане 460 тыс. тонн нефти (по март включительно), ровно столько, сколько необходимо для вытеснения российской нефти из нефтепровода Одесса-Броды и одной из веток нефтепровода Дружба на участке Броды-Мозырский НПЗ – соответственно 330 и 122 тысяч тонн.

Вот именно с этой нефтью, которая вытесняется в сторону Беларуси, и возникли основные проблемы. Упомянутые 330 тыс. тонн нефти принадлежали Украине, и при их вытеснение белорусская сторона должна была компенсировать стоимость этой нефти. Вместо денег в украинскую трубу заливается азербайджанская легкая нефть, которая стоит дороже Urals. В итоге белорусские чиновники убили месяцы на согласование суммы компенсации, которую Украина должна заплатить Беларуси за мену Urals на Azeri Light.

Во втором полугодии 2010 года разница между рыночной ценой Urals и Azeri Light составляла несколько долларов на барреле (в отличие от нынешней разницы в районе 20 долларов). Фактически, торгуясь за копейки, Беларусь упустила время и теперь платит российским нефтетрейдерам 73 доллара премии с каждой тонны.

Между тем, не совсем понятно, каким образом белорусские власти планируют распорядиться с заявленными на 2011 год объемами импорта, который примерно на 8 млн. тонн превышает мощности двух белорусских НПЗ – 21,8 млн. тонн российской нефти + 4 млн. тонн венесуэльской + 4 млн. тонн азербайджанской при суммарной мощности заводов около 22 млн. тонн в год при том, что январь был фактически потерян.

Единственный вариант, который не исключает и первый вице-премьер В.Семашко – ре-экспорт российской нефти, что в принципе разрешено соглашением об условиях поставки нефти в Беларусь при условии перечисления экспортной пошлины в российский бюджет. Однако экономического эффекта от такого прогона нет никакого. В этой связи Белнефтехиму уже пора объявить о нецелесообразности импорта в РБ заявленных 4 млн. тонн венесуэльской нефти, которая к тому же требует раздельной переработки. Да и с доставкой Санты-Барбары из Одессы по железной дороге наблюдается серьезная проблема, созданная все той же белорусской экономией, - отсутствие железнодорожных цистерн.

Цистерны на самом деле есть, но не для Беларуси. На протяжении всего прошлого года транзитом венесуэльской нефти занималась крупная украинская транспортно-логистическая компания, предоставившая хорошие скидке на ж/д тарифы и, самое главное, необходимое количество ж/д цистерн, которых у Беларуси катастрофически не хватает.

Однако затем белорусская сторона рассудила иначе – раз в Украине открыто дочернее предприятие БНК, вот пусть оно и занимается логистикой, экономя стране лишнюю копейку. И цистерны исчезли.

Впрочем поставки заявленного объема азербайджанской нефти по Одесса-Броды также вызывают вопросы. Во-первых, по причине перевода в реверс одной из ниток нефтепровода Дружба (участок Броды-МНПЗ), по которому Россия поставляет нефть в Европу. Дружба хоть и принадлежит Беларуси, компания Транснефть все же выразила, пусть не прямо, свое недовольство этим фактом, сославшись на риски повышения давления во второй ветке Дружбы, качающей нефть в направлении Европы.

Вряд ли Россия будет применять к Беларуси методы силового давления по данному вопросу, но еще раз ускорит ввод в действие строящего в обход синеокой нефтепровода БТС-2.

Следует также обратить внимание за зачистившие в украинской прессе заявления о необходимости в полной мере задействовать имеющиеся в этой стране 6 НПЗ, что позволит таким образом уйти от зависимости по импорту нефтепродуктов. Это в свою очередь предполагает, что вся мощность Одесса-Броды уже в ближайшем будущем будет задействована под поставки азербайджанской нефти на украинские НПЗ и дальнейший экспорт в Польшу. Если такое случится, то белорусских чиновников ждет нелегкое признание в том, как они за белорусский счет помыли украинский нефтепровод.

Подводя итог, можно отметить наличие проблем по всем направлениям импорта сырья в страну. И как решать эти проблемы, белорусские чиновники пока еще не придумали…

<Февраль 2011
ПнВтСрЧтПтСбВс
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28123456
78910111213
Март 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
28123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910
Энергетика